Жыве Беларусь

«Мы находим у людей запросы к городу, которые они сами ещё не поняли»: главное из общения цифрового антрополога с TJ Материал редакции

О том, как с помощью фотографий и лайков узнавать потребности горожан.

В закладки
Фото из фейсбука Дарьи Радченко

4 июня гостьей TJ стала Дарья Радченко. Она занимается цифровой антропологией: исследует запросы людей к городу, основываясь на их поведении в социальных медиа.

Дарья полтора часа рассказывала о цифровых следах, изучении городов и своих проектах доступным языком. Мы собрали самые интересные ответы на вопросы пользователей, сократив некоторые из них для удобства. Запись эфира можно посмотреть на YouTube.

Чем занимается цифровой антрополог и что такое цифровые следы

Цифровой антрополог — ещё довольно неизведанный зверь, по крайней мере, в нашей стране. В зону его исследований входит всё, что происходит в цифровом пространстве. Нас интересует, как то, что мы делаем в офлайне влияет на наши действия в онлайне, и наоборот. Цифровые антропологи бывают разные. Есть специалисты, которые занимаются исключительно виртуальными мирами, например, играми.

Другие связаны с физическим миром чуть больше. Звезда этого направления — антрополог Дэниел Миллер. Он считает, что действия человека в онлайне сильно отражают его ценности, взгляды, воспитание — всё, что мы наработали. Поэтому для того, чтобы понять цифровой мир, нам следует разобраться в физическом. И коллеги Миллера проводили месяцы в разных полях, от Турции до Великобритании, чтобы понять, например, как индийские женщины пользуются Фейсбуком. Я, скорее, отношусь к этой группе антропологов. Лично меня интересуют цифровые следы, которые мы оставляем в онлайн-пространстве.

Цифровые следы бывают разными, но я занимаюсь условно управляемыми, то есть теми, которые от нас зависят. К ним относятся, в том числе, лайки, публикации текстов и фотографий. Эти цифровые следы интересны тем, что отражают наше представление о мире.

Моя основная работа — Центр городской антропологии «КБ Стрелка». Мы изучаем, как городское пространство устроено с точки зрения пользователя. Встаёт вопрос: а как мы вообще видим город? Мы можем «посмотреть» на него глазами пользователей через цифровые следы горожан и увидеть, что они считают классным, а что им неинтересно. В этом и заключается моя работа: я анализирую цифровые следы, чтобы понять, как город воспринимается людьми, которые в нём живут.

Как анализируют города и придумывают проекты

В нормальной ситуации антрополог, приезжая в новый город, должен провести там год, а лучше несколько.Три месяца он налаживает быт, местные контакты, а потом двенадцать месяцев наблюдает, что творится в этом месте. Понятно, что в коммерческих проектах никто не не может себе такого позволить. Даже в академических проектах это уже не очень реалистично.

Наша задача состоит в том, чтобы очень быстро провести полевые исследования. Самое долгое полевое исследование в нашей практике длилось полтора месяца. Это правда безумно мало. Поэтому, прежде чем ехать в поле, надо правильно обозначить гипотезу. Для этого цифровые антропологи проводят разведывательные исследования.

Очень важно проговорить: цифровая антропология не даёт финальных ответов. Она задаёт вопросы.

Для начала нужно понять, на какие места в городе стоит обратить внимание. Первый рефлекс городских властей — обустроить площадь перед администрацией и, может быть, участок улицы рядом с ней, где проводятся ёлки и концерты. Но это ли нужно горожанам? Мы собираем фотографии в соцсетях и переносим их на карту с помощью геолокации.

В результате получается карта с распределением плотности цифровых следов, по которой видно, где активность высокая, а где безжизненные территории. Мы ставим вопрос: почему эти территории никто не замечает? Так и должно быть? Или дело в неблагоустроенности?

Потом мы изучаем тексты — посты с жалобами местных жителей. Если мы занимаемся городом, мы заметим все посты о нём, созданные за последний год. Выделив проблемы, которые упоминаются чаще всего, уже можно планировать полевое исследование: договариваться об интервью с горожанами и отправляться в экспедицию. На месте я задаю уже прицельные вопросы. В итоге с отчётом, который занимает не меньше 50 страниц, и всей аналитикой я прихожу к проектной команде. Мы обсуждаем риски, возможные конфликты, придумываем «фишки» проекта и идём к заказчику.

Заказчиком может быть, например, городская администрация, градообразующее предприятие или федеральная компания. Они запускают проект в реализацию, продолжают с нами сотрудничать, откладывают проект на потом или объявляют конкурс на его реализацию без нашего участия — бывает по-разному.

Три любимых проекта Дарьи

Мой самый любимый проект — «Моя улица» в Москве. По нему мы сделали довольно много. Именно с этого начались исследования цифровой антропологии в рамках «КБ Стрелка». Когда проводилась эта программа в 2016 году, критики поступало очень много. Наша команда этим заинтересовалась и провела исследование. Мы проанализировали, что люди писали в соцсетях, а также провели серию интервью.

Выяснилось, что в интервью критики поступало значительно меньше, чем в соцсетях. Также мы заметили закономерность в том, что мужчины и женщины критиковали программу по-разному. Женщины чаще всего писали о конкретных неудобствах, которые у них вызывает процесс ремонта. А мужчины жаловались на некачественно выполненную работу.

Второй проект, который мне кажется очень важным — город Свободный в Амурской области. Когда в него пришла добывающая компания, встал вопрос о досуге для рабочих. Для компании очень важно было понять, что можно сделать, чтобы люди оставались там работать. В ходе интервью выяснилось, что для более молодых сотрудников принципиально важны общественные места отдыха. А для работников от 35 лет — наличие хорошей школы и кружков для детей. Все эти наблюдения вошли в план развития города.

Центр Палеха ночью Скриншот с YouTube-канала правительства Ивановской области

Третий мой любимый проект — посёлок Палех в Ивановской области. Это поселение, которое исторически занимается искусством и производит лаковые шкатулки. Ещё это один из центров иконописи. Тем не менее, посёлок находился в удручающем состоянии, несмотря на высокий туристический потенциал.

Мы посмотрели цифровые следы и изучили самые востребованные места, которые надо расчищать и подчёркивать. Задача была нетривиальная — нам предложили создать проект благоустройства центральной части города таким образом, чтобы он напоминал лаковую шкатулку. И мы сделали это за счёт ландшафтной архитектуры, реставрации фонтана и крутой подсветки.Теперь ночью действительно очень похоже на лаковую шкатулку.

О снижении интереса к соцсетям

Во время пандемии у всех накопилась усталость от цифровой среды: бесконечного взаимодействия с соцмедиа и совещаний в Zoom. Мы провели исследование того, как изменились практики фотографирования в российских городах в самоизоляции. Неудивительно, что, как только нас заперли, мы перестали массово фотографировать и начали обращать чуть больше внимания на то, что присходит рядом с домом. На картах цифровых следов очень хорошо видно, что давление ситуации оказалось довольно существенным.

Наши практики использования соцмедиа постоянно трансформируются. И сейчас мы наблюдаем снижение интереса к ним у некоторых групп пользователей. Это происходит, потому что поток информации захлёстывает. Он даже может не очень хорошо влиять на когнитивные функции: нам трудно сосредоточиться, мы чувствуем тревожность, не обновляя ленту. И чтобы снизить это давление, отключаем всю эту историю.

Есть ещё один момент, связанный с информационной гигиеной. Мы стали обращать больше внимания на то, что мы постим, кому рассказываем о себе, куда пойдут наши данные.

Мы больше внимания уделяем менеджменту соцсетей, и это реальный тренд. Говоря по-простому, мы начали фильтровать базар. Тщательнее выбирать фотографии, меньше постить, не встревать в сомнительные дискуссии. Потому что цена может быть высока.

Кто-то просто отказывается от соцсетей, а кто-то заводит по несколько аккаунтов. Стратегии могут быть разными.

Почему нельзя просто спросить у людей , что они хотят изменить в городе

Если у человека спросить в лоб, чего ему не хватает в своём городе, с 80%-й вероятностью он ответит: «Хочу, как сейчас, только почище. Верните мне парк моей молодости. Почините скамейку у дома». Чтобы создать проект, который будет смотреть не в прошлое, а в будущее, и ответит не только на запросы починить и привести в порядок, нужно найти у людей запросы, которые они сами пока не очень хорошо понимают.

Когда начинаешь разговаривать с людьми об их практиках в городе, о тревогах и радостях, об ассоциациях, выясняются удивительные вещи. Например, когда мы изучали цифровые следы в Петербурге, выяснилось, что воды там много не бывает: люди тяготеют к фотографиям у фонтанах, прудов и каналов. Казалось бы, там Нева, десятки рек и сверху тоже льётся вода. На прямой вопрос, чего не хватает парку, тебе не ответят — воды, это ведь так естественно. Могут предложить поставить ещё лавочек. Благодаря глубинным интервью мы вытаскиваем тот самый запрос, который ещё не до конца сформулирован.

Для меня как для антрополога лучший комплимент — когда в конце собеседник говорит: «Знаете, я никогда не задумывался об этом. А теперь понял что-то новое о своём городе и о себе».

Этично ли использовать данные горожан

Данные в антропологических исследованиях по определению анонимны. Никогда в исследованиях не используется информация о конкретном человеке, а персональные данные — вообще. Нас интересуют точки в пространстве, а не Вася, Петя и их перемещения. Вопрос о том, как не навредить людям, с которыми мы работаем — ключевой.

В работе с данными есть несколько позиций. Либеральная заключается в том, что мы работаем с людьми, которые являются совершеннолетними и дееспособными. Их предупреждают, что проводится исследование. А дальше они сами решают, что можно говорить. Что сказали, то сказали. И мы изучаем данные, которые находятся в публичном доступе. Взрослые люди могут проследить за тем, чтобы не писать о себе ничего лишнего.

Противоположная позиция заключается в том, что мы работаем с людьми, которые ничего не понимают в собственной безопасности. Поэтому мы должны защищать их всеми способами, в том числе от самих себя. Человек может сказать что-нибудь не то, наша задача отфильтровать это, чтобы не допустить каких-то последствий.

Ещё есть третья позиция: да, мы должны защищать наших собеседников и пользователей соцмедиа, но, прежде всего, мы уважаем авторское право человека на его текст. Мы предупреждаем пользователя, что используем текст, но не анонимизируем его. Я нахожусь ближе к первой позиции. Мы работаем только с открытыми данными, а если возникает потенциально конфликтный текст, как минимум не цитируем его дословно, чтобы не приводить по следу к конкретному человеку.

{ "author_name": "Великомученик", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438","\u0433\u043e\u0441\u0442\u044c\u0442\u0436","\u0433\u043e\u0440\u043e\u0434\u0430"], "comments": 35, "likes": 11, "favorites": 27, "is_advertisement": false, "subsite_label": "guest", "id": 177418, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Mon, 29 Jun 2020 12:53:31 +0300", "is_special": false }
Онлайн-форум «Digital-страхование: время виртуальных полисов, агентов-джедаев и облачных воронок продаж»
19 августа Онлайн Бесплатно
Объявление на TJ
0
35 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Своеобразный единорожек88

14

Приятно осознавать себя частью сообщества цифровых антропологов, способных выдать полную характеристику человека по его комментариям

Ответить
1

Доброго вечера, коллега)

Ответить
1

Я в цифровой антропологии новичок, но смею сделать предположение, что вы оба пидоры. 

Ответить

Своеобразный единорожек88

bor_vn
1

Иногда не нужно быть опытным специалистом, достаточно того, что в оповещениях почему-то используется старый ник

Ответить
1

Твоя характеристика: ты не хочешь чтобы я тебя называл пидором. Ты можешь назвать меня пидором, но мы все будем называть тебя пидарасом и пидором.

Ответить
0

А могли бы Вы дать описание моего характера по комментариям? Мне жутко интересно !

Ответить

Своеобразный единорожек88

Настя
0

Конечно, только скажи, у тебя кудри настоящие, или такие, дебильно-мелко-накрученные

Ответить
0

Настоящие, не мелкие. По-моему, выглядит симпатично

Ответить

Своеобразный единорожек88

Настя
0

Отлично

Ответить
0

А описание характера?

Ответить

Своеобразный

Настя
1

А всё уже, всё

Ответить

Письменный единорожек88

3

Димитрий Великомученик

Хаха

Ответить
2

Почему смеётесь???

Ответить

Письменный единорожек88

Великомученик
Нейротекст
–1

Твоя мать шлюха она может просто пойти в полицию и сказать ей кто ты есть. Не думаю, что она может быть шлюхой или гопником. Это уже говорит о том, что тебе тяжело дышать в любой момент когда кто-то начинает звонить с незнакомого номера, это пиздец.

Ответить
1

Когда-то приеду в Казахстан и выпью с тобой кумыса 

Ответить

Письменный единорожек88

Великомученик
Нейротекст
–1

Подгорелов хуйло бля, он не вёл никакой ценности. Ну и ладно! Студентка не смогла сделать себе имя, потому что у неё нет имени.

Ответить
0

Ты че мыш. Это бан 

Ответить
2

С нейросетью решил по бодаться....

Ответить
2

Всегда знал, что орлов - это нейронка Ширяева 

Ответить
0

Почему шутишь???

Ответить

Женатый турник

3

цифровая антропология

Гадание на анальной пробке

Ответить
3

А вся вот эта хуйня как в Европе работает? Вот был я Хельсинки. Среда городская мне понравилась, но они это точно делали по "цифровому следу" или всё же к здравому смыслу просто обращались? 
В пердях моих челябинских на набережной пацанчики подкатываются на вёдрах к воде, в багажниках сидят кальяны сосут. Тут какой цифровой след может быть? Им даже если сделают нормальную набережную, один хуй ведро своё найдут куда запарковать, чтобы хуйню на яблочке пососать. 

Ответить
0

Это же Челябинск, и ты не один там живешь.

Ответить
0

Так, не один. И дальше что?

Ответить
1

Напомню, что КБ «Стрелка» — это обёртка из вот такого квазинаучного булшита для многомиллиардных попилов на урбанине.

Ответить
1

однажды где-то видел фразу, мол: "мы верим СМИ до тех пор, пока они не напишут о том, в чем мы действительно разбираемся". я проработал в КБ Стрелка 2.5 года (в том числе в цифровой антропологии и изучал все эти цифровые следы), и могу с уверенностью сказать, что это довольно посредственная статья. Ведомости даже не смогли нормально название компании написать (КБ не расшифровывается никак, ни Конструкторское Бюро, ни Консалтинговое Бюро, ну вообще никак), чего уж говорить о взятой с потолка методологии подсчета затрат и так далее)

Ответить
0

Чтобы поверить этой статье, достаточно увидеть, что бывшие сотрудники даже не в курсе разницы между методологией и методикой. Спасибо, что отметились.

Ответить
1

Спросите меня что не хватает Питеру, отвечу в лоб: чтоб было как в мск хотя бы. Центр заставлен машинами (выходные на Рубике - это атас), заборы, шоссе на Невском, пазики (теперь их осовремененные реплики - газики), неухоженные парки (правда, Сосновку вот подтянули). И да, меня покусал Варламов кажется

Ответить
0

Достаточно съездить в Прибалтику или Финку. И сразу просыпается внутренний Варламов, хочется идти и сажать. Сажать деревья, кустарники.

Ответить
0

О да

Ответить
0

Запросы людей к городу... а вы кто? Рептилоиды?

Ответить

Обязанный историк

0

Что-то незаметно что города улучшаются ) 

Ответить
0

А мне заметно

Ответить
0

Смотрел стрим, на удивление оказался очень интересный гость. Ну и спасибо ей за развёрнутый ответ на мой вопрос 🖤

Ответить
Обсуждаемое
Новости
Белорусы вышли на протесты. В Минске и других городах идут задержания, СМИ сообщают о применении светошумовых гранат
В стране блокируется интернет.
Новости
Предварительные итоги выборов в Белоруссии: Лукашенко набрал 80,23%, Тихановская — 9,9%
Эти цифры «вряд ли» изменятся, считают в Центризбиркоме.
Беларусь
Официальный экзитпол: Александр Лукашенко набрал 79,7% голосов, а Светлана Тихановская — 6,8%
«Против всех» проголосовало даже больше, чем за оппозиционную кандидатку — 9,2%.
Популярное за три дня
Новости
В центре Минска автозак въехал в толпу протестующих против результатов президентских выборов
Как минимум двое получили серьёзные травмы, после чего их забрала реанимация.
Беларусь
Белорусские силовики избили человека во дворе с фразами «дома сидеть надо» и «вот вам и перемены»
Видео от Nexta.
Интернет
#ЖывеБеларусь: в соцсетях массово поддерживают протестующих и намекают на проведение аналогичных акций в России
Одни ждут президентских выборов в 2024 году, а другие предлагают действовать уже сейчас.

Комментарии