Право Roman Persianinov
30 704

Второй Богатов: история создателя альтернативного клиента для «ВКонтакте» Kate Mobile, который третий месяц сидит в СИЗО

TJ изучил уголовное дело Фёдора Власова — его обвинили в незаконных действиях на основании данных прокси-сервера.

В закладки
Аудио
Фёдор Власов Фото из его личного архива

В ноябре 2018 года в Перми арестовали Фёдора Власова — одного из создателей стороннего Android-клиента для «ВКонтакте» Kate Mobile. Программиста обвинили в незаконных действиях, которые, как полагают его друзья, на самом деле сделали посторонние люди через прокси-сервера Власова. Они использовались жителями Украины для обхода блокировки «ВКонтакте».

Детали дела Власова долгое время оставались неизвестны — по словам адвоката программиста, всё это время он готовил доказательства в его защиту. В феврале состоится новое слушание по делу Власова, на котором решится, продлят ли ему срок ареста. TJ связался с адвокатом и рабочими партнёрами программиста, чтобы рассказать его историю. Весьма похожую на ту, что весной 2017 года произошла с математиком Дмитрием Богатовым.

Маленький «конкурент» «ВКонтакте»

В 2007 году житель Перми Дмитрий Моисеев устроился в компанию по разработке программного обеспечения Dynamix. Он только закончил университет и не очень хорошо владел английским языком, поэтому ему было сложно вникнуть в работу над своим первым проектом. Над ним же за соседним столом трудился Фёдор Власов. Он стал помогать Моисееву техническими аспектами и переводом с английского, и коллеги подружились.

Вместе они начали экспериментировать и создавать проекты — одним из таких стал Kate Mobile. Было начало 2011 года, и у растущего «ВКонтакте» до сих пор не было официального мобильного клиента. Моисеев и Власов решили занять эту нишу, создав для Android простое с точки зрения дизайна, но удобное и быстрое приложение.

Власов в 2008 году. По словам Моисеева, программист не любит фотографироваться. У друзей нет совместных фото Фото из его личного архива

Первые версии Kate Mobile появились на форуме 4PDA в конце марта, далее авторы завели сайт, где пользователи предлагали и голосовали за новые функции клиента, а с ростом аудитории приложение выложили в Google Play. Вскоре поспели и действия со стороны «ВКонтакте»: вдогонку за неожиданным «конкурентом» в апреле соцсеть выпустила мобильный клиент для iOS, а в июне — для Android.

«Когда у нас был очередной релиз приложения, мы с Фёдором покупали что-нибудь вкусное к чаю в офис, например, профитроли», — вспоминает Моисеев. По его словам, большую часть своего свободного времени Власов тратил на разработку проекта, хотя он приносил лишь незначительные деньги с немногочисленной рекламы, так как программист не хотел её в больших количествах.

Власов много времени уделял исправлению ошибок, улучшению удобства и оптимизации, а также на разговоры с пользователями Kate Mobile. По словам Моисеева, его друг находил подход к пользователям разных возрастов и располагал к себе людей. Многие из них теперь пишут Моисееву, интересуясь, как дела у Власова после ареста. «Он очень скромный, спокойный и культурный, никогда не слышал от него похабных или бранных слов», — рассказывает друг подозреваемого.

Слова Моисеева подтверждает жительница Нижнего Новгорода Мария Якимова. Якимова незрячая, и из-за этого почти не могла общаться во «ВКонтакте» с официального сайта или мобильного приложения. «Сообщество незрячих обращалось в администрацию сайта с просьбами улучшить доступность для нас, но в ответ получали отписки», — поясняет девушка.

В 2014 году она узнала о Kate Mobile, который описали ей как единственный удобный клиент соцсети на Android. Вскоре после начала использования Якимова обратилась к разработчикам с предложениями по улучшению, хотя почти не надеялась на ответ. Однако Власов быстро отреагировал, пообещав всё исправить. Он заточил Kate Mobile под Android-приложение Talkback, которое озвучивает все действия, производящиеся на смартфоне. Например, он дал названия многим кнопкам, фотографиям, картинкам и смайликам в Kate Mobile, чтобы их могло «прочитать» TalkBack.

Отношения между Якимовой и авторами Kate Mobile продолжились — c 2015 года они проводят акцию «Всё о Kate», где девушка отвечает на вопросы пользователей о приложении. Она описывает Власова как культурного и скромного человека, который всегда заинтересован в удобстве пользователей Kate Mobile.

Прокси-сервера в поддержку пользователей

В 2017 году у Власова и Моисеева появилась основательная возможность продемонстрировать заботу о пользователях. В мае на Украине заблокировали доступ к «ВКонтакте» — одному из лидирующих по посещаемости сайтов в местном сегменте интернета. Это оказалось проблемой не только для руководства соцсети, но и для Kate Mobile, которым пользовались многие жители Украины.

Авторы перебирали множество вариантов, но Власов, как говорит Моисеев, «на свой страх и риск» сделал прокси-сервер на виртуальном сервере, арендованном у петербургской компании Selectel.

Для того, чтобы прокси не использовали посторонние личности, там установили фильтры, а соединения перенаправлялись только на адрес vk.com. Там же было логирование на сервере (кому какие прокси-адреса выданы), чтобы Kate Mobile не предоставляла анонимность при работе через прокси-сервер. Им пользовались около 200 тысяч пользователей в день.

Дмитрий Моисеев
один из разработчиков Kate Mobile

По словам Моисеева, изначально он воспринял арест Власова как шутку. «Сколько знаю Фёдора, он всегда продумывал риски, плюсы и минусы», — говорит программист. Он полагал, что вскоре следствие разберётся, и друга отпустят: «пару дней, неделя, ну пусть месяц», — перечислял он время, которое Власов проведёт под следствием. На деле всё обернулось иначе — в середине декабря автору Kate Mobile продлили срок содержания под стражей до февраля 2019 года.

Пермь, наручники, поезд, Москва

2 ноября 37-летний Власов находился в родной Перми, когда его задержали полицейские. Детали этого ареста программист подробно рассказывал как своему первому адвокату, так и нынешнему — Александру Струкову, с которым связался TJ. Со слов Власова, его задержали не местные, а московские полицейские. «Полагаю, у них была командировка с целью доставки Власова в Москву», — говорит Струков.

После задержания у программиста обыскали квартиру, изъяв рабочие ноутбуки и смартфоны. Затем полицейские надели на Власова наручники и повезли на поезде в столицу. При этом наручники с него не снимали вплоть до прибытия в московское отделение полиции — то есть, больше суток. «Это серьёзное нарушение, само слово нарушение — это мягко сказано», — комментирует Струков действия полицейских.

Изначально Власова допрашивали как свидетеля, хотя по закону свидетеля можно вызвать в отделение лишь вручив повестку, о поездке из одного города в другой в наручниках речи не идёт. После первоначального допроса, как полагал Власов, в статусе свидетеля, его задержали по 91 статье УПК РФ (основание задержания подозреваемого). Струков также считает это нарушением со стороны полиции.

Допрос в качестве свидетеля предполагает, что свидетеля предупреждают об ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу ложных показаний. Для подозреваемого и обвиняемого такой ответственности нет. То есть, следствие использовало показания Фёдора, чтобы применить в отношении него меры пресечения. Это неправомерно, но у нас эта практика, к сожалению, имеет место быть.

Александр Струков
пермский адвокат

3 ноября Головинский суд избрал Власову меру пресечения в виде заключения под стражу. 12 ноября программисту предъявили обвинения в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетнего (пункт «б» части 4 статьи 132 УК). Как полагает Следственный комитет, Власов вступил в переписку во «ВКонтакте» с несовершеннолетней гражданкой России, которую уговорил выслать ему её обнажённые фотографии.

К этим выводам следствие пришло на основании того, что IP-адреса автора сообщений зарегистрированы на прокси-сервере Власова. На том же сервере, который он зарегистрировал, чтобы украинские пользователи Kate Mobile обходили блокировку соцсети.

В разговоре с TJ юрист правозащитной организации «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян заявил, что одно лишь совпадение сетевых адресов (как в случае Власова) нельзя рассматривать как основание для уголовного дела. Поскольку IP-адрес не может однозначно указать на то, что посетителем сайта в определённое время был пользователь, заключивший договор на оказание услуг с оператором связи.

Ситуация возможна в случае наличия на компьютере выходного реле TOR, прокси-сервера, подключения локальной сети при помощи технологии трансляции сетевых адресов (например, использование Wi-Fi), а также взлома компьютерного оборудования и установки ботнета.

Саркис Дарбинян
юрист правозащитной организации «Роскомсвобода»

В разговоре с TJ Моисеев (проходит свидетелем по делу) пояснил, что на допросе пытался объяснить следователю принципы работы прокси-серверов, но он не «проникся». Власов предлагал полиции помощь в поиске «настоящего» виновного, который пользовался его прокси-сервером, однако ему отказали. Следователь по делу программиста не ответил на запрос TJ, а в Головинском следственном отделе Москвы отказались давать комментарии.

Вместо того, чтобы разобраться в деле, Фёдору связали руки и держат под арестом. Он невиновен, это неоспоримо, но следствие тянется. Неизвестно, сколько это ещё продлится. Остаётся надежда только на огласку, на давление со стороны СМИ.

Дмитрий Моисеев
один из разработчиков Kate Mobile

Ранее о деталях уголовного дела Власова было известно немного. Новость о его задержании появилась в конце ноября, и с тех пор новая информация не поступала. Адвокат программиста пояснил TJ, что отсутствие комментариев было связано с подготовкой доказательств, опровергающих вину Власова. «Это был тактический приём, чтобы не усугубить ситуацию и не навредить Фёдору» — объясняет Струков.

Позиция защиты

С ноября Власов находится в московском Следственном изоляторе № 5. По словам Струкова, он не жалуется на условия содержания и доволен питанием, хоть и считает, что их могли чаще выпускать «гулять». Адвокат регулярно приезжает к программисту из Перми в Москву, последний раз они встречались 26 января. Помимо этого к Власову больше никто не приходит — по словам Струкова, для допуска иных лиц нужно разрешение следователя.

Власов не признает себя виновным и планирует «бороться до конца», — поясняет его адвокат. Он рассказал, что уже собрал убедительные доказательства в пользу невиновности своего клиента, однако отказался раскрыть подробности в интересах защиты. По словам Струкова, при подготовке к защите Власова он изучал дело Дмитрия Богатова — математика, дело против которого получило огласку в апреле 2017 года.

Дмитрий Богатов в суде Фото Геннадия Гуляева, «Коммерсантъ»

Богатова обвиняли в призывах к терроризму и организации массовых беспорядков в Москве. Основанием для уголовного дела стали комментарии на форуме сисадминов, которые оставил пользователь с таким же IP-адресом, что и у компьютера Богатова. Сам он объяснял, что поддерживал на компьютере выходной узел сети Tor — это значит, что его IP-адресом могли пользоваться другие пользователи.

В мае 2017 года уголовное преследование Богатова прекратили, хотя само дело о терроризме не прекратили, математик проходит по нему свидетелем. Новым подозреваемым стал уроженец Ставрополя Владислав Кулешов — по версии СК, он владел аккаунтом, с которого писали экстремистские комментарии на форуме.

По словам Струкова, шансы на то, что дело против Власова прекратят, очень высокие. Срок ареста программиста заканчивается 14 февраля. За несколько дней до этого (точная дата не назначена) в суде пройдёт слушание, на котором ему могут продлить срок содержания под стражей.

Почему возбуждаются такие уголовные дела

Как считает Саркис Дарбинян, дело Власова — далеко не первый случай, когда программистов и создателей программ обвиняют в преступлениях на основании совпадения IP-адресов. Юрист «Роскомсвободы» участвовал в защите Дмитрия Богатова и считает, что разница между его делом и делом Власова заключается лишь в том, что первый использовал Tor, а второй — прокси-сервера.

Как говорит юрист, уголовные дела на основании данных IP-адресов отпугивают успешных программистов, создающих продукты для свободы информации в интернете. Правозащитник полагает, что подобные уголовные дела возбуждаются по нескольким причинам. Одна из них заключается в недостатке технических знаний у следствия. «В это сложно поверить, но уровень некомпетентности просто зашкаливает». Другая причина, предполагает Дарбинян, кроетcя в государственном тренде на деанонимизацию пользователей рунета.

Уже много законов приняли для этого. Но они все оказываются абсолютно бесполезными, потому что интернет изначально строился так, что в нём можно строить любые туннели и есть множество надстроек, для обеспечения анонимной и шифрованной коммуникации. VPN, Tor, прокси — всё это ведь мешает идентифицировать пользователей. Не исключаю, что ведётся целенаправленная борьба с ними, в том числе с использованием уголовно-процессуальных механизмов, чтобы в России вообще боялись и разрабатывать, и использовать подобные инструменты.

Саркис Дарбинян
юрист «Роскомсвободы»

#интернет #законы #рунет #разборы

{ "author_name": "Roman Persianinov", "author_type": "editor", "tags": ["\u0440\u0443\u043d\u0435\u0442","\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440\u044b","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u044b"], "comments": 48, "likes": 159, "favorites": 36, "is_advertisement": false, "subsite_label": "law", "id": 86639, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Thu, 31 Jan 2019 10:56:08 +0300" }
Комментарии

Женский Орзэмэс

29

на допросе пытался объяснить следователю принципы работы прокси-серверов, но он не «проникся»

Эти люди думают, что IP-адрес это что-то типа почтового адреса. А услышав слово «прокси» просят не выражаться.

Быстрый холод

4

В России не надо было покупать хостинг

Начальный утюг

8

Таким делам надо придавать больше огласки.

Право
дискуссии в сообществе доступны только владельцам клубного аккаунта
С клубным аккаунтом вы сможете
создавать записи и вести дискуссии в закрытых сообществах
наслаждаться нашим сайтом без рекламы
помочь проекту и почувствовать себя лучше
Купить за 75₽

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "i", "ps": "cndo", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "disable": true, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byswn", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "cndo", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223677-0", "render_to": "inpage_VI-223677-0-130073047", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=cndo&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudv", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "ccydt", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "cndo", "p2": "fzvc" } } } ]
Узнавайте важные новости первыми
Подписаться на push-уведомления