{"id":868,"title":"\u0418\u0449\u0435\u043c \u0440\u0435\u0434\u0430\u043a\u0442\u043e\u0440\u0430 \u00ab\u0422\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0439\u00bb. \u0422\u0435\u043c\u044b: \u0441\u043e\u0431\u044b\u0442\u0438\u044f, \u0442\u0440\u0435\u043d\u0434\u044b \u0438 \u0443\u0441\u0442\u0440\u043e\u0439\u0441\u0442\u0432\u0430","url":"\/redirect?component=advertising&id=868&url=https:\/\/tjournal.ru\/team\/458804-novaya-vakansiya-redaktor-otdela-tehnologiy&placeBit=1&hash=3aefe988eedaea3f200032261c468888f7721abf81441097693333957a7a407e","isPaidAndBannersEnabled":false}
Истории
Максим Рычков

История мятежа на корабле «Баунти»: как мечта о тропическом рае разрушила команду целого судна

Правосудие, выпивка и конфликты погубили почти всех бунтовщиков. Только один обрёл идиллию на крошечном островке посреди Тихого океана.

Мятежники высаживают из „Баунти“ капитана Блая и верных ему людей в шлюпку. 28 апреля 1789 года Картина Роберта Додда

Одним из самых популярных исторических сюжетов в западной массовой культуре стал мятеж 28 апреля 1789 года на британском военном судне «Баунти». Стихи и прозу ему в разное время посвящали Джордж Байрон и Марк Твен, Жюль Верн и Робер Мерль, Сэмюэл Колридж и Джон Бойн. В 20 веке же только Голливуд выпустил четыре посвящённых бунту на корабле экранизации.

Одни авторы видели в событии справедливое восстание отчаявшихся людей: за свободу и против изжившей себя системы угнетения. Другие трактовали его как сомнительную авантюру против строгого, но справедливого капитана, которая самим мятежникам принесла одни только беды. Споры вокруг того, чем на самом деле был бунт на «Баунти», продолжаются среди историков и деятелей культуры до сих пор.

Щедрость для рабов

В 1783 году Великобритания и США подписали Парижский мирный договор. Лондон после военного поражения признал независимость тринадцати своих бывших колоний. Потеря важных владений отразилась на экономике Соединённого Королевства.

Американская независимость сильно ударила по барышам плантаторов с принадлежавших Лондону островов в Карибском море: Барбадоса, Ямайки, Гренады, Багам. Там рабы за бесценок выращивали для экспорта в Европу сахар, кофе и табак. Невольники нуждались только в пище, и дешёвое продовольствие хозяева раньше по низким ценам покупали в североамериканских колониях. Независимость США эту схему разрушила: теперь американцы торговали без преференций для британцев.

Плод хлебного дерева, растущего в Коста-Рике. В Америку растение попало и прижилось как раз благодаря британской экспедиции Фото Ханса Хилевурта (Hans Hillewaert)

Доходы плантаторов из Вест-Индии падали, и выход из ситуации для них нашёл председатель Королевского научного общества Джозеф Бэнкс. Учёный предложил культивировать на карибских островах хлебное дерево из другого конца света — Полинезии. В конце 18 века о его полезных свойствах европейцам рассказал легендарный мореплаватель Джеймс Кук: хлебное дерево неприхотливо, часто плодоносит, а сами плоды — вкусны и калорийны. Бэнкс посчитал их идеальной пищей для рабов.

Инициативу учёного поддержал лично король Георг Третий. 15 мая 1787 года монарх подписал указ о будущей экспедиции — сначала на тихоокеанский остров Таити, сейчас это часть Французской Полинезии, а потом уже в Карибское море, на Ямайку. Организаторы выбрали для миссии ничем не примечательное судно «Бетиа». Его выкупили у владельцев, переоборудовали и, вопреки моряцкому суеверию, переименовали — в «Баунти» («Щедрость»).

Построенная в 1960 году в США реплика исторического «Баунти» Фото Дэна Касбергера (Dan Kasberger)

Сомнительный выбор корабля стал миной замедленного действия. Тихоходную и небольшую «Бетиа» использовали для перевозок на короткие расстояния с небольшой командой на борту. А теперь паруснику под новым именем предстояло идти к далёкому Тихому океану. И без того тесные каюты и кубрики мастера-корабельщики сократили — чтобы обустроить на судне оранжерею для саженцев хлебного дерева. Предсказуемым итогом такого ремонта стала скученность, которая потом здорово нервировала экипаж.

16 мая 1787 года командиром «Баунти» назначили 33-летнего офицера военного флота Уильяма Блая. Раньше он участвовал в третьей кругосветке легендарного Кука, получил боевой опыт в войне против Нидерландов, потом несколько лет отслужил в торговом флоте. Худородному офицеру помогла удачная женитьба: семья его супруги располагала нужным связями, чтобы выхлопотать для нового родственника капитанство на королевском судне. За несколько месяцев Блай набрал команду и преодолел все бюрократические препоны. 23 декабря 1787 года «Баунти» вышел в море.

Господа и их матросы

На борту судна находилось 46 человек: 17 «господ» на должностях командиров и специалистов вместе с 29 простолюдинами — корабельными старшинами и рядовыми матросами. Почти все офицеры и мичманы получили должности по протекции — из-за знатного происхождения. Многих из них Блай лично не знал, и потом сильно тяготился новыми подчинёнными.

Экипаж судна «Баунти»:

  • Капитан и старшие офицеры — 5;

  • Младшие офицеры и специалисты — 12;

  • Мичманы — 6;
  • Корабельные старшины — 12;

  • Рядовые матросы — 11.
Уильям Блай в 1814 году Портрет Александра Хьюи (Alexander Huey)

Особенно у капитана не сложились отношения с формально ближайшим помощником — 34-летним штурманом Джоном Фрайром. Два моряка даже отказывались обедать за одним столом, что шло вразрез со всеми флотскими традициями. Также Блай открыто презирал навязанного ему адмиралтейством судового врача Томаса Хаггана, запойного алкоголика.

Лично капитан смог выбрать в свою команду только нескольких человек: учёного-ботаника Дэвида Нелсона, оружейника Джозефа Коулмена и канонира Уильяма Пековера. По иронии, в их число вошёл и лидер будущего мятежа — 22-летний Флетчер Крисчен. До 1787 года тот дважды ходил вместе с Блаем в рейсы на торговых судах, где они и сдружились.

Тёплые отношения эти два моряка сохраняли и в плавании за хлебным деревом, вплоть до самого прибытия на Таити. 2 марта 1788 года капитан даже произвёл Крисчена в лейтенанты, фактически сделав его вторым человеком на паруснике. Крисчен, как и другие офицеры-дворяне с «Баунти», поначалу рассматривал участие в плавании как небывалую удачу: экспедиция в далёкие моря, с важной научной целью, под эгидой самого короля.

У простых матросов поводов для радости было куда меньше. Их ждали только изматывающий труд и постоянные придирки командиров при низком жаловании и сомнительных карьерных перспективах. Средний возраст экипажа «Баунти» не превышал 26-27 лет, а большинство матросов было и того младше. Для половины команды путешествие на Таити стало первым и последним дальним плаванием в жизни.

Принудительная вербовка на британский флот в 1780-е годы Карикатура неизвестного автора

В конце 18 века королевский флот переживал кадровый кризис, на судах не хватало как раз рядовых моряков. Из-за этого в британских портах молодых людей часто забирали на военные корабли принудительно. А добровольцами в матросы обычно записывались нищие, бродяги да беглые преступники. Поэтому офицеры обычно относились к своим командам по-скотски, нисколько не заботясь об условиях их жизни и поддерживая дисциплину через постоянные унижения, оскорбления и побои.

Морской Блай

С полувымершего корнуолльского языка фамилия «Блай» переводится «волк».

В посвящённых бунту на «Баунти» фильмах и книгах Блая часто изображают тираном, сквернословом и садистом, поровшим своих матросов по поводу и без. В действительности моряк не был таким уж плохим человеком, особенно на фоне коллег-современников.

Ещё до отплытия капитан «Баунти» распорядился выдать матросам часть будущего жалования авансом — неслыханная щедрость по меркам 18 века. В море Блай лично проводил медосмотры личного состава, следил за разнообразием рациона, сократил для матросов время вахты. Переживая, что моряки находятся на тесном судне и от этого мало двигаются, командир принудительно устраивал для экипажа танцы под скрипку на палубе.

Окончательно порки на британском флоте упразднили только после Второй мировой войны Литография конца 19 века

Новации Блая работали: его экипаж избежал болезней вроде цинги или «бери-бери», от которых часто страдали команды на других парусниках во время длительных океанских плаваний. За полтора года экспедиции за хлебным деревом на «Баунти» скончались только два человека — без личной вины капитана. 9 октября 1788 года матрос Джеймс Валентайн умер, получив гангрену после плохо проведённой спившимся врачом Хагганом операции. А 10 декабря 1788 года, уже на Таити, не стало самого горе-доктора: его сгубил алкоголизм.

Блай, в отличие от большинства коллег, редко прибегал к помощи «кошки с девятью хвостами». За время экспедиции он всего десять раз приказывать выпороть кого-нибудь из матросов. На обычном британском военном судне секли минимум раз-два в неделю, за самые мелкие провинности. Капитан «Баунти» отдавал своих людей под плеть только в крайних случаях: вроде систематического неподчинения приказам, утраты служебного имущества или попыток дезертирства.

«Кошкой с девятью хвостами» или «капитанской дочкой» английские моряки иронично называли особую плеть для наказаний. Нескольких нанесённых «девятихвосткой» ударов хватало, чтобы превратить спину наказываемого в кровавое месиво.

В реалиях английского флота 18 века успешным мог быть только беспощадный и суровый начальник, внушавший своим людям безотчётный страх. Отходчивый и незлой от природы Блай с такой ролью справлялся плохо. Офицер не любил крайние меры, часто смягчал наказания и при этом раздражал подчинённых своей чопорностью, педантичностью и мелочной мнительностью.

Потерянные недели

Несмотря на капитанские причуды, поход «Баунти» через океаны за хлебным деревом шёл своим чередом. 13 января 1788 года корабль миновал Канарские острова, 9 февраля — прошёл через линию экватора, 10 марта — подошёл к самому югу Американского континента.

Я счастлив, я доволен моим маленьким кораблём. Я и мои люди готовы обойти вокруг света хоть десять раз. Меня очень радует, что до сих пор не пришлось никого наказывать.

Уильям Блай

капитан «Баунти» (запись от 17 февраля 1788 года)

По плану британского адмиралтейства, «Баунти» для экономии времени должен был подойти к Таити с востока, обойдя в проливе Магеллана печально знаменитый мыс Горн — крайнюю точку Южной Америки. Но растянувшаяся на месяц битва с мысом закончилась поражением британских моряков, несмотря на их усилия. Всё-таки их корабль изначально предназначался для коротких рейсов, а не странствий по океанам.

Легендарного мореплавателя Джеймса Кука туземцы Таити почитали как полубога. Уважая их чувства, Блай строго запретил своим людям сообщать о трагической гибели флотоводца на Гаваях в 1779 году Портрет Натаниэля Дэнса-Холланда (Nathaniel Dance-Holland)

Мечтавший покорить мыс Блай принял поражение. 18 апреля 1788 года капитан поблагодарил экипаж за проделанную работу и к радости моряков объявил, что они пойдут на Таити другим, более длинным, но менее опасным путём — мимо Африки через Индийский океан. 24 мая «Баунти» пришвартовался в бухте Кейптауна. Блай дал команде больше месяца на отдых в порту, пока специалисты приводили в порядок потрёпанный у южноамериканских берегов корабль.

1 июля 1788 года экипаж с новыми силами продолжил экспедицию. «Баунти» поймал попутный ветер и шёл с максимальной для себя скоростью в девять узлов (около 17 километров в час). 21 августа корабль достиг Тасмании, где Блай снова дал отдохнуть на берегу своим людям. В сентябре британцы, наконец, достигли Тихого океана. 19 сентября Блаю даже повезло открыть небольшой необитаемый архипелаг в 650 километрах на север от Новой Зеландии. Капитан дал ему имя своего корабля — острова Баунти.

На момент плавания «Баунти» британцы ещё не колонизировали Австралию и Тасманию, которые тогда называли, соответственно, Новой Голландией и Землёй ван Димена.

Каникулы на Таити

26 октября 1788 года парусник достиг цели экспедиции — острова Таити. До «Баунти» здесь успели побывать уже десять экспедиций из Старого Света. Населявшие остров племена уже знали о белых людях и понимали, что мир с ними гораздо выгоднее вражды.

На Таити люди живут, не зная ни пороков, ни предрассудков, без забот и раздоров. Туземцы знают только одного бога, и имя ему Любовь. Каждый остров служит ему храмом, каждая женщина – алтарём, а мужчина – жрецом. А какие там женщины!

Филибер Коммерсон
французский моряк

Власти в Лондоне воспринимали таитян не как отсталых дикарей из каменного века, а как своего рода суверенное государство. Блаю поэтому ещё в Великобритании дали строгий наказ: приобрести саженцы хлебного дерева без какого-либо принуждения туземцев.

По прибытии на остров командир «Баунти» буквально завалил местного вождя Помаре и его свиту заранее купленными в Англии подарками: пилами, топорами, гвоздями, зеркалами, бижутерией. Таитяне не знали металлургии, поэтому изделия из железа и стали приводили их в восторг. Довольный Помаре спросил Блая: а чем бы он мог порадовать короля англичан в далёкой Европе? Таитянин начал перечислять всё, что росло у него на острове. Блай, разумеется, остановился на хлебном дереве, пояснив, что его король —страстный садовод.

Вид на таитянскую бухту Матаваи, 1776 год Картина Уильяма Ходжеса (William Hodges)

В ноябре 1788 года люди с «Баунти» под руководством ботаника Нелсона собрали больше тысяч нужных саженцев. Моряки выполнили свою цель и могли идти дальше — на Ямайку. Но из-за начавшегося сезона дождей и океанских штормов Блай держал парусник и людей на Таити. Вынужденная стоянка растянулась на пять месяцев.

Затянувшееся безделье на тропическом острове сильно ударило по дисциплине и моральному духу команды. Молодым мичманам и матросам остров казался земным раем. И дело было не только в океанских видах, экзотических фруктах, приятной погоде и отсутствии змей и назойливых насекомых.

Морякам нравился сам образ жизни таитян, о котором ясно говорил их язык. Туземцы не знали слов для обозначения физического труда и супружеской измены, зато у занятия сексом здесь было порядка десяти синонимов. И приплывшие с другого конца света британцы, «перетанэ», как их называли аборигены, были желанными половыми партнёрами для каждой таитянки.

Полинезийская женщина, 1777 год Картина Джона Уэббера (John Webber)

Изначально по плану Блая следить за экипажем на берегу должен был его главный помощник, Флетчер Крисчен. Но молодой офицер стал как раз пионером культурного обмена, набив себе татуировки и заведя постоянную девушку. Остальные матросы старались не отставать от пользовавшегося среди них авторитетом Крисчена. Мнительный Блай воспринял это как личное предательство.

Расслабившиеся матросы, к ярости капитана, систематически теряли служебное имущество — не без помощи вороватых и любопытных таитян. Блай не оставлял такие случаи без внимания, и каждого растяпу отправлял под «кошку с девятью хвостами». В январе 1789 года кульминацией каникул на Таити стал побег двух матросов вместе с капралом морской пехоты Чарльзом Чёрчиллом, по идее обязанным как раз следить за порядком на корабле. Беглецов поймали и показательно выпороли.

По закону Блай имел право заковать всех троих в кандалы, бросить в трюм, а уже в Англии отдать под трибунал, который с огромной вероятностью приговорил бы дезертиров к смерти. Так что порка в этом случае однозначно была актом гуманизма.

С корабля на баркас

Только 4 апреля 1789 года корабль продолжил своё плавание. И часть экипажа возвращение к служебным обязанностям совсем не радовала. Жизнь на райском Таити выглядела гораздо ярче и приятнее, чем несение вахт, скудная кормёжка от судового кока и ругань вечно всем недовольного капитана.

Спусковым крючком для дальнейших событий стал конфликт между Блаем и Крисченом. Командир переложил на своего помощника всю вину за падение дисциплины среди экипажа. И теперь бывший друг-покровитель ежедневно унижал молодого офицера, обвиняя его по надуманным поводам в трусости, воровстве и некомпетентности.

Утром 28 апреля 1789 года на судне случился мятеж. Вероятно, замысел его родился спонтанно. Находившийся во взвинченном состоянии Крисчен нёс вахту сразу с несколькими матросами, таившими злобу на Блая. Это были физически крепкие, наглые люди с криминальными замашками: Александр Смит, Мэттью Квинтал, Мэттью Томпсон, Уильям Маккой и Томас Бёркетт. К ним примкнул капрал-морпех Чёрчилл, тот самый, которого капитан фактически спас от виселицы на Таити.

Бунт на «Баунти» Гравюра 1841 года Хэлбота Найта Брауна (Hablot Knight Browne)

Заговорщики выкрали ключи от оружейной, забрали все мушкеты и арестовали спавшего Блая. Капитана прямо в ночной рубашке выволокли из каюты и привязали к мачте, затем на судно согнали всю команду. Попытки «контрреволюции» на «Баунти» ограничились уговорами мятежников остановиться. Иронично, что яростнее других Крисчена пытались образумить штурман Фрайр и главный плотник Уильям Пёрселл, оба — давние недруги Блая.

Ругань между моряками из разных лагерей продолжалась несколько часов. В итоге Крисчен сохранил жизнь Блаю и верным тому людям, разрешив всем желающим покинуть «Баунти» на баркасе. Больше половины экипажа не поддержало мятеж. В основном это были немолодые бывалые моряки, которых дома ждали семьи. Нескольким пожелавшим уйти с Блаем людям даже не хватило места на маленькой лодке.

Пути расходятся

Мятежники не сомневались, что баркас Блая скоро сгинет в океане, а сами они насладятся вольготной жизнью под началом нового капитана Крисчена. Матросы выбросили ненавистные саженцы хлебного дерева за борт, взломали корабельные запасы алкоголя и отпраздновали мятеж пирушкой.

В начале мая 1789 года «Баунти» вернулся на Таити. На полюбившемся острове мятежники пополнили запасы еды, забрали своих подружек и приятелей из туземцев, взяв затем курс на юг, к отдалённому острову Тубуаи. Опасавшийся британской фемиды Крисчен решил основать там новое поселение.

Но закрепиться на этой земле мятежникам не удалось. Климат здесь оказался суровее, чем на Таити, флора с фауной — беднее, а сами туземцы — гораздо агрессивнее. В конце сентября 1789 года, после нескольких стычек с аборигенами, англичане восвояси вернулись на Таити. Затем команда «Баунти» разделилась повторно.

Странствия экипажа «Баунти» в 1789-1790 годах по Тихому океану. Красным цветом показана финальная часть плавания за «хлебным деревом», зелёным — переход Блая с Тофуа до нидерландского Тимора, жёлтым — путешествия бунтовщиков по разным островам Карта составлена Ruhrfisch

Крисчен и несколько верных ему людей ушли в неизвестном направлении, а ещё 16 моряков остались на полюбившемся им райском острове, не боясь, что в Великобритании узнают правду про мятеж на «Баунти». У «новых таитян» не было общего лидера. Только несколько человек пытались держаться сообща, а остальные их товарищи обзавелись семьями и вели жизнь обычных островитян.

Мичман Питер Хейвуд попробовал себя в лингвистике: составил первый англо-таитянский словарь. Капрал Чёрчилл подался в «политику». Он стал вождём одного из местных племён, по-видимому, подстроив смерть предшественника и выдав это за несчастный случай. Правление морпеха продлилось около месяца: Чёрчилла из зависти убил собственный приятель Томпсон. Туземцы успели прикипеть к белому вождю и жестоко расправились над его убийцей-соотечественником.

23 марта 1791 года спокойная жизнь остальных 14 «перетанэ» на Таити закончилась. К острову подошёл британский фрегат «Пандора». Военные моряки выловили и арестовали всех ошарашенных соотечественников. Оказалось, что на родине знают о мятеже на «Баунти», ведь Блай и большинство его спутников каким-то образом выжили.

На лодке через пол-океана

28 апреля 1789 года скорая гибель низложенного капитана «Баунти» и оставшихся с ним людей казалась неизбежной. Бывшие товарищи высадили на парусном баркасе длиной в семь метров 19 человек со скудным запасом провизии и без огнестрельного оружия.

Сначала Блай направил баркас ко ближайшей суше — вулканическому острову Тофуа, чтобы разжиться там хоть какими-то запасами. Здешние аборигены немедленно напали на англичан, поняв, что у белых людей нет ни большого корабля с пушками, ни даже ружей. Англичанам чудом удалось уплыть с острова, потеряв только старшину Джона Нортона.

Аборигены острова Тофуа нападают на людей с «Баунти» Рисунок неизвестного автора

Поразмыслив над безрадостной ситуацией, Блай понял, что отсиживаться в Полинезии нельзя, нужно любой ценой добираться до других европейцев. Он не знал о только-только начавшейся колонизации Австралии и взял курс к нидерландской колонии Купанг в современной Индонезии. 6700 километров пути Блай решил пройти с короткими остановками только в безлюдных местах.

После бунта на «Баунти» экс-капитану вернули личные вещи вместе с компасом, секстантом, часами и географическими картами. Но и это не умаляет масштаба тихоокеанской одиссеи английского капитана, который весь путь на баркасе исправно вёл судовой журнал и фиксировал все обнаруженные географические объекты. После трагической гибели Нортона Блай не потерял больше ни одного человека.

Секстант — важнейший для эпохи парусного флота навигационный инструмент. С его помощью моряки определяли высоту Солнца и других космических объектов над горизонтом, что позволяло ориентироваться в открытом море

Плавание в условиях постоянных лишений и голода не сплотило экипаж баркаса. Не проходило ни дня без ссор и препирательств. Многие считали лично Блая главным виновником всех злоключений. Ситуацию разряжал только тонкий британский юмор.

Во время стоянки Пёрселл открыто дерзил Блаю, и тот, мгновенно придя в бешенство, обозвал плотника мерзавцем, добавив:

— Если бы не я, вас бы здесь не было!

На что Пёрселл ответил:

— Да, сэр, если бы не вы, нас бы сюда точно не занесло.

Джон Фрайр
штурман «Баунти»

14 июня 1789 года, спустя 47 дней после отплытия с Тофуа, измождённые моряки добрались до Тимора. Некоторое время они пожили у гостеприимных нидерландских колонистов, после чего Блай и одиннадцать других британцев вернулись на родину. Четверо их товарищей в Нидерландской Ост-Индии скончались от малярии, ещё двое — пропали без вести по пути домой.

Милосердие и возмездие

После возвращения в Великобританию Блай подробно доложил адмиралтейству о произошедших на «Баунти» событиях. 22 октября 1790 года как капитан, потерявший военное судно, он предстал под трибуналом и был полностью оправдан. Процесс носил больше формальный характер: для коллег Блай выглядел спасшим своих людей после мятежа героем.

Фрагмент отчёта Блая о мятежа с описанием внешности предполагаемых злоумышленников Из фондов Национальной библиотеки Австралии

Британские власти снарядили карательную экспедицию в Полинезию. За бунтовщиками с «Баунти» отправился фрегат «Пандора» капитана Эдварда Эдвардса. Блай в своём отчёте пофамильно и с указанием примет перечислил четверых верных ему матросов, насильно удержанных на «Баунти»: оружейника Джозефа Коулмана, полуслепого скрипача из Ирландии Майкла Бирна, младших плотников Чарльза Нормана и Томаса Макинтоша. Но весной 1791 года капитан «Пандоры» приказал своим людям без разбора схватить и заключить в трюм всех найденных на Таити британцев.

Попытки же найти Крисчена и его группу успеха не дали. После нескольких месяцев странствий по Полинезии «Пандора» повернула обратно. В конце лета 1791 года судно село на мель возле Австралии. Большинство членов экипажа и узников выжили, но четверым бывшим матросам с «Баунти» спастись не удалось.

Гибель корабля «Пандора», 29 августа 1791 года Рисунок Роберта Бэтти (Robert Batty,)

Осенью 1792 года десять выживших при кораблекрушении моряков предстали перед британским военно-морским судом. Обвинительный приговор на нём автоматически означал казнь через повешение — единственно возможное наказание за мятеж по законам Соединённого Королевства того времени. Свидетелями на процессе выступили бывшие товарищи подсудимых, которых три года назад они, казалось, обрекли на гарантированную смерть посреди океана. Блая в Англии уже не было — капитан ушёл в повторную экспедицию на Таити за хлебным деревом.

Со второй попытки Блай доставил саженцы дерева на Ямайку. Впоследствии офицер участвовал в войнах против наполеоновской Франции, служил губернатором в Австралии и вышел в отставку в адмиральском звании. Он дожил до старости и скончался в 1817 году.

18 сентября 1792 года трибунал полностью оправдал Коулмана, Бирна, Нормана и Макинтоша. Ещё двое, мичман Хейвуд и младший боцман Джеймс Моррисон, получили королевское помилование. Блай указал обоих в числе бунтовщиков, но Фрайр, Пёрселл, боцман Уильям Коул и другие выжившие с баркаса засвидетельствовали их невиновность. Судьи приняли это во внимание. Позже был помилован и корабельный портной Уильям Маспрэтт, его тоже отстояли товарищи по «Баунти».

Помилованный Питер Хейвуд впоследствии дослужился до флотского капитана. В открытых письмах офицер несколько раз критиковал поведение Блая во время плавания «Баунти» и оправдывал мятежников Портрет Джона Симпсона (John Simpson)

Рядовым матросам Томасу Бёркетту, Джону Миллуорду и Томасу Эллисону избежать виселицы не удалось. 29 октября 1792 года приговор привели в исполнение. Все трое в день мятежа ходили по палубе с оружием и выполняли приказы Крисчена, судьба которого оставалась загадкой ещё почти 20 лет.

На самом краю земли

После фиаско на Тубуаи Крисчен остался верным мечте найти максимально далёкий от морских путей остров, освоить его и начать там новую жизнь. 23 января 1790 года мятежный офицер и верные ему люди вместе с туземными жёнами и прислугой высадились на затерянном в океане островке Питкэрн.

Этот клочок суши — одно из самых недоступных мест на планете, лежащее в тысячах километрах от любой обитаемой земли.

Англичане решили остаться здесь навсегда и предали огню многострадальный «Баунти». Некогда обитаемый, но брошенный аборигенами Питкэрн идеально соответствовал пожеланиям Крисчена. На европейских картах 18 века формально открытый остров обозначали неточно, примерно в 200 километрах в сторону от реального местоположения.

Первым Питкэрн увидел Нед Янг. Он подошёл к Крисчену и радостно сообщил:

— Слева по борту — рай, сэр!

А тот ему ответил:

— Янг, только от нас зависит, окажется эта земля раем или адом.

Джон Адамс («Александр Смит»)
матрос с «Баунти»

Англичане поделили между собой остров на участки, построили дома, обзавелись семьями. Мирная жизнь продолжалась до тех пор, пока мужчины-полинезийцы не посчитали себя обделёнными. Британцы не давали привезённым на Питкэрн шести туземцам владеть землёй, принуждали батрачить на себя и заставляли делить между собой трёх женщин.

В сентябре 1793 года полинезийцы восстали. Они успели убить Крисчена и ещё четверых европейцев, прежде чем выжившие мичман Эдвард Янг, матросы Уильям Маккой, Мэттью Квинтал и Александр Смит при помощи своих жён подавили бунт и расправились со всеми его участниками. Но победа в этой «гражданской войне» не принесла покоя изрядно поредевшей общине колонистов.

Вид на остров Питкэрн Рисунок Джона Шиллибер (John Shillibeer)

Шотландец Маккой научился гнать подобие виски из местного растения аки. Моряк подсадил на своё изобретение и остальных товарищей. Самому Маккою его открытие добра не принесло: в 1799 году он в пьяном угаре покончил с собой. В том же году Смит и Янг зарубили топором Квинтала: напиваясь, бывший сослуживец угрожал изнасиловать их жён и убить детей. Двое оставшихся на Питкэрне англичан после этого случая переосмыслили прошлое, увлеклись религией и начали новую трезвую жизнь.

Обретённая протестантская религиозность не мешала Смиту и Янгу жить с «гаремами» из поделённых между собой вдов бывших товарищей.

Янг с помощью Библии научил нового друга читать и писать. На западное Рождество в 1800 году бывший мичман умер от астмы. Смит же прожил ещё много лет, руководя растущей мини-нацией под настоящим именем — Джон Адамс. Псевдоним «Александр Смит» он придумал себе много лет назад, из-за проблем с законом при устройстве на «Баунти». На острове Адамс от него отказался.

Питкэрнская почтовая марка с потретом Флетчера Крисчена

В 1808 году Питкэрн случайно посетили моряки с американского китобойного судна. Адамс радушно принял гостей, рассказав им о произошедших здесь событиях. В 1825 году последний бунтовщик с «Баунти» официально получил королевское прощение, но в Великобританию так и не вернулся. Джон Адамс пережил всех участников экспедиции капитана Блая и скончался в окружении многочисленного семейства в 1829 году.

Было бы актом величайшей бесчеловечности забрать его [Адамса] с острова. Даже если он и был виновен, то его забота о молодой общине острова искупила его прежние преступления

Томас Стэйнс
британский офицер (побывал на Питкэрне в 1814 году)

Основные источники статьи:

  • Блай У. «Рассказ о мятеже на борту Корабля Его Величества „Баунти“»;
  • Медведев И.А. «Братья по крови: бунт на „Баунти“»;
  • Нордхоф Ч., Холл Н. «Бунт на „Баунти“»
  • Семакин Д.Е. «Сага о мятеже на „Баунти“ и острове Питкэрн»;
  • Фальк-Рённе А. «Слева по борту — рай».

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

{ "author_name": "Максим Рычков", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0443\u0442\u0435\u0448\u0435\u0441\u0442\u0432\u0438\u044f","\u043b\u043e\u043d\u0433\u0440\u0438\u0434\u044b","\u043b\u0438\u0433\u0430\u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u043e\u0432","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u043e\u0431\u0440\u0438\u0442\u0430\u043d\u0438\u044f"], "comments": 43, "likes": 170, "favorites": 202, "is_advertisement": false, "subsite_label": "stories", "id": 331605, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 03 Feb 2021 12:23:20 +0300", "is_special": false }
0
43 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
Невинный диод

люблу всё эту хуету

19
21
Невинный диод

Комментарий удален по просьбе пользователя

8

Советую за 1984-й вариант, там Хопкинс и Гибсон в главных ролях. Доставляют молодые Дэй-Льюис и Нисон ещё. Даже король Теоден в роли боцмана засветился.

12
Невинный диод

Комментарий удален по просьбе пользователя

2

И точно, не признал его сразу. 

0

Спасибо за труд и за наводку на фильм!

1

И вам спасибо!

0

Кому интересна эта тема, есть еще художественная книга Джона Бойна " Бунт на баунти", история рассказывается от лица вымышленного персонажа, читается легко.

10

Там юнга-подросток рассказывает? 

1

Да, именно он.

1

Ты что, из гунов? 

0
Невинный диод

Баунти это шоколадка, а не корабль

8

Кто-то должен был напомнить.

6

Очень приятный слог, легко читается. История увлекательная. Спасибо за труд. Подключите уже донат, наконец )

7

Спасибо большое!

2

Но ведь под это выведена отдельная кнопка в блоке комментария

1

Подскажите, где. Похоже, я слепой.

0

🤷 Нету

0

@Орзэмэс Мирзов это только на десктопе?

0
Невинный диод

@Alex Sharp да, это только в мобильной и десктопной версии сайта. В приложениях пока нет 

2

Дякую. Понял.

0
Невинный диод

 Спасибо! 

5

И вам!)

1

Отличная история, не читал, но поощряю, когда-нибудь потом прочту, а пока держи плюс.

3

Странное время, с одной стороны можно быть насильно загнаным в моряки и повешенным за проступок, с другой, почти всех фактических мятежников просто миловали

3

Помиловали только тех, кто активно не участвовал. Ну и Адамса-Смита бонусом, по прошествии лет. 

3

Ну когда на военном корабле переворот, а ты такой: "ну лан, старого капитана посадили на лодку с корабля, значит у нас новый капитан". Сегодня такое не прокатит

1

В общем-то и по британским законам такое же было. Так что случай с "Баунти" больше исключение.

Я думаю, что сработало, что Блая не было, а остальные "баркасные" за этих "тру-нейтралов" вписались. Плюс ещё Хейвуд тот же был из VIP-семьи, связи наверняка сработали.

2
Невинный диод

Вы тоже переживали за 4х верных матросов, доберутся ли они до Британии?

3

Особенно жалко слепого скрипача Бирна, который во время бунта вообще не понимал, что происходит. 

1

отличная статья, спасибо, прочитал с удовольствием

3

Спасибо!

1
Невинный диод

Так вот оно какое — райское наслаждение!

3

Великолепно написано, спасибо.
Был бы круто еще в конце подвести итог в духе "3 повесили, 4 умерли от малярии, 2 пропали без вести, один основал свою собственную общину" и так далее.

2

Справедливо!

0

Читал эту историю еще давно на Лурке. Блай, конечно, мужик с большой буквы. 

0

Там есть неточности. Например, что он с одним секстантом до Тимора доплыл. 

0

Это не умаляет его подвига и ответственности.
В защиту лурка лишь скажу, что там по данному вопросу ссылаются на англоязычную стенограмму допроса мятежников. Точного источника стенограммы не видно - сайт с ней лежит, пришлось в вебархиве смотреть. 

3

Странно, как так получилось, потому что Блай с самого начала не утаивал, что навигационные инструменты ему дали.

Конечно, профессионализма у Блая это не отнимает. 

0

Очередное доказательство постулата, что куда матроса не целуй - везде жопа. Из всех вешать нужно было командира.

0
Читать все 43 комментария
null