«Маяк»: как фильм Роберта Эггерса реанимирует эстетику чёрно-белых хорроров, мифологию и лавкрафтианство

Разбор отсылок в нашумевшем фестивальном хите: от греческих мифов до американской готики.

16 января в российский прокат вышел «Маяк» – эстетский хоррор Роберта Эггерса, режиссёра фильма «Ведьма». Ещё до официального выхода картина привлекла внимание публики – во многом благодаря необычному ретро-стилю, известному дуэту актёров (бывший секс-символ Роберт Паттинсон и эксцентричный Уиллем Дефо) и странноватой готической атмосфере.

Поначалу кажется, что фильм рассказывает простую историю двух смотрителей маяка, которые теряют связь с внешним миром и постепенно сходят с ума. Однако на деле сюжет скрывает референсы к литературе и мифологии, которые можно упустить, не зная деталей античной драматургии, американской культуры ужасов и европейского кинематографа 20-ого века.

Осторожно, текст содержит спойлеры.

А24 и фолк-хорроры

«Маяк» – это детище кинокомпании А24. Студия поддерживает независимые фильмы и получила звание «Miramax 21 века». А24 открывает путь амбициозным и экспериментальным проектам: от инди-фильмов Хармони Корина («Отвязные каникулы») до оскароносного «Лунного света» Барри Дженкинса. Студия часто берет на себя коммерческие риски и покупает для проката нетривиальные фильмы, порой снятые радикальными кинематографистами.

​Логотип киностудии

А24 открыла дорогу Йоргосу Лантимосу, Джонатану Глейзеру, братьям Сэфди, и Роберту Эггерсу, чьей дебютной лентой стал хоррор «Ведьма» – один из самых известных фильмов А24 наравне с «Реинкарнацией» и «Солнестоянием» Ари Астера. Хорроры Астера повествуют о силе народных сказаний и языческих ритуалах, благодаря чему его картины добились отдельной жанровой категории – фолк-хорроры.

Это фильмы об ужасах народных суеверий и стародавних традиций, с которыми непременно связано зло и кровавые жертвоприношения. А24 почти единолично формирует запрос на фолк-хорроры, сделав их модной тенденцией современного независимого кино.

«Солнцестояние» (2019) – хоррор об ужасах, которые несёт с собой языческий праздник

Роберт Эггерс – режиссёр «Ведьмы» и «Маяка», за четыре года стал одним из самых перспективных хоррормейкером. Он создаёт фильмы ужасов, отсылающие к старым национальным верованиям и мифам. Эггерс отмечал, что англо-протестантская культура, пришедшая на территорию Нового света, создала уникальный новоанглийский фольклор. Его фильмы дают возможность приоткрыть тёмные уголки Новой Англии и связанных с нею легенд.

Роберт Эггерс​ Фото San Francisco Examiner

В «Ведьме» Эггерс нашёл соотношение между английским фольклором и эстетикой хоррора. Фильм рассказывает историю семьи английских переселенцев, в чью жизнь, как им кажется, вмешались колдовские силы. Распространённые легенды о ведьмах помогли режиссёру создать неуютный семейный микроклимат из недоверия и страха – набожные пуритане вступают в сложную психологическую игру, обвиняя своих детей в союзе со злыми силами.

К кульминации атмосфера сильно сгущается: в самом ли деле дети оказались на стороне зла или все события – это просто-напросто вспышка безумия, охватившая людей религиозного сознания?

Дискомфортная атмосфера ​«Ведьмы» отражает аскетичный дух пуритан

«Маяк» во многом повторяет ту же двусмысленность в отношениях объективного и субъективного – кошмары, происходящие на острове, могут объясняться как преследованием злого рока, так и алкогольными бреднями смотрителей маяка. Как и «Ведьма», новая работа Эггерса имеет фольклорный бэкграунд: фильм построен вокруг морских преданий и суеверий 19-ого века.

Алкоголизм и Эдгар Аллан По

Алкоголь является триггером сюжета и приводит в действие целую систему мистических событий. Томас Уэйк – смотритель маяка, бескомпромиссный тиран и махровый алкоголик, предлагает помощнику выпить, но юноша вежливо отказывается. Однако оторванность от внешнего мира и отчаяние всё равно заставляет помощника обратиться к спиртному.

Алкоголь открывает перед героями бездну – они теряют контроль над собой, переворачивая иерархию отношений между друг другом. Вынужденные сражаться с собственными комплексами и желаниями, смотрители маяка превращаются в персонажей рассказов Эдгара Аллана По – безумных, сумрачных, дрейфующих в пограничном состоянии между жизнью и смертью.

Чувствуется, что «Маяк» вдохновлён поэтикой Эдгара Аллана По и его мрачными новеллами. Над созданием сценария работал Макс Эггерс – брат режиссёра. Он пытался адаптировать одноимённый рассказ писателя, который Аллан По не успел окончить, уйдя из жизни в 1849 году. Единственное, что дошло до читателей – это небольшое введение в новеллу.

В ней повествуется о смотрителе маяка, который ежедневно фиксирует записи в своём дневнике и мирится с одиночеством. Позднее Эггерс отказался от этой идеи. Режиссёр оттолкнулся от новеллы По и сделал «Маяк» самостоятельным произведением, но нашпиговал его прямыми литературными ссылками к готическим рассказам писателя.

Портрет Эдгара Аллана По​

Особенно много общего у «Маяка» с «Чёрным котом» – новеллой об алкоголике, который теряет контроль над собой, став жертвой пагубного пристрастия. Мужчина, любящий своего кота, превращается в тирана. Однажды он избивает жену, а поведение мурлыкающего и досаждающего кота наконец выводит его из себя – мужчина выкалывает коту глаз. Издевательства над котом запускают механизм страшного рока и превращают жизнь героя в кошмар.

Один из ключевых образов «Маяка» – это образ чайки. Одноглазая чайка (как и одноглазый кот в новелле По) снуёт перед носом помощника (Роберта Паттинсона) и вызывает в нём неконтролируемую ярость. Прозорливый дед предупреждает героя, что убийство чайки – плохая примета.

Подобное представление отсылает к старому морскому фольклору. Мореплаватели были суеверны и считали, что души погибших моряков могли перевоплощаться в местных птиц, поэтому считали их убийство недопустимым. Но герой Паттинсона, поддавшись ярости, жестоко расправляется с чайкой. Лавина безумия, обрушивающая на помощника, может вполне интерпретироваться в логике старых мистических суеверий – как и в новелле Эдгара По о чёрном коте.

Неизбежна ассоциация с главным поэтическом образом в литературе По – образом ворона. В известном стихотворении ворон – это запоздалый гость, который прилетает в комнату к скучающему рассказчику. Подавленный смертью возлюбленной, рассказчик расспрашивает птицу о воссоединении с ней на небесах, на что птица даёт однозначное и ёмкое слово – «никогда» (nevermore).

Иллюстрация Гюстава Доре к стихотворению ​«Ворон»

Ворон в стихотворении символизирует разрыв героя со всякой надеждой, обрекает его на страдания и подписывает смертный приговор. Несчастный гневается на птицу и прогоняет её прочь. В «Маяке» чайка выполняет ту же символическую функцию, что и ворон, знаменуя угрозу.

На этом литературная полифония «Маяка» не заканчивается. Эггерс признавался, что черпал вдохновение в визионерской вселенной Говарда Ф. Лавкрафта. Остров, на котором расположен маяк, вполне мог служить пристанищем для архаических существ, которые обитают в морских глубинах.

Зрители встречают русалку, лежащую на прибрежных скалах – загадочное существо, которое вызывает у помощника Эфраима перверсивное сексуальное желание. Выполняющая роль хтонической праматери русалка, а также существа с щупальцами – это большая дань уважения режиссёра эстетике Лавкрафта и его пантеону из слизких существ.

Зрители и кинокритики увидели в картине множество перекличек с «Доктором Джекиллом и мистером Хайдом» Роберта Льюиса Стивенсона ­­­­– популярным образом двойничества в мировой литературе. «Маяк» в каком-то смысле может интерпретироваться как история о раздвоении личности, о внутренней схватке человека с самим собой и о потере самоконтроля.

Показателен эпизод, когда помощник Эфраим душит своего двойника. Не менее интересен факт, что Эфраима ­­­­– человека без прошлого, прибывшего на отдалённый остров ради заработка, на самом деле зовут Томас – так же, как и его начальника, смотрителя маяка Томаса Уэйка.

Противостояние мужчин, которые жаждут самоутвердиться и получить власть над маяком, могут отражать внутренний мир героя, в чьей психике сосуществует две личности – молодой и старый Томас.

Логика мифа

Порой «Маяк» отрывается от заданных повествовательных рамок и превращается в смесь центральных сюжетов западной культуры. Внутри фильма разворачивается конфликт, доведённый до трагизма античного «Прометея» Эсхила. Сложно судить о том, насколько сознательно автор насыщал повествование мифами, но известная трагедия о Прометее кажется сквозным сюжетом фильма.

Противостояние между ворчливым дедом и неопытным юношей постепенно приобретает вневременной и мифологический характер. Молодой помощник пытается стать обладателем заветного ключа от маяка. Зачарованность властью и жажда мужского самоутверждения вынуждает юношу пойти на открытую дерзость и страдание.

Он – Прометей, добровольно пошедший на муки, чтобы принести свет. Место промеетева огня занимает странный светящийся омфал на вершине маяка (Олимпа), который пленит и сводит с ума нового смотрителя. Череда несуразных перепалок, в которых угрюмый старик приобретает черты сразу двух мифологических богов – Зевса и морского божества Протея, имеет закономерный для античной трагедии исход – героя ожидает суровое наказание за дерзость и неповиновение воле богов.

Фильм Эггерса рассказывает о вневременном конфликте, который свойственен античной мифологии – о противостояние отца (Протея) и сына (Прометея). Пусть и оба персонажа в мифологии никогда не встречались и не состояли в родстве, Эггерс позволяет себе активно вмешиваться в мифотворчество, рекомбинируя мифы на свой лад.

Не менее интересный материал, который проглядывается сквозь фактуру фильма – это миф о Ганимеде. Ганимед был прекрасным юношей, перед красотой которого не устоял сам Зевс и отправил его в прислужники на Олимп. Ганимед, горячо любимый верховным богом, сделался виночерпием на олимпийских пирах. «Маяк» будто бы перекладывает этот миф на язык кинематографического хоррора: герой Паттинсона – это новый Ганимед, оставленный наедине с ворчливым деспотом – своим главным божеством.

Юноша постоянно наливает старику спиртное во время вечерних посиделок и становится его личным виночерпием. Показательны диалоги персонажей – смотритель маяка часто отмечает привлекательность новичка, а их перебранки нередко приобретают гомоэротический подтекст – в одной из сцен пьяные герои почти целуются.

Эстетика и жанровые традиции

Монохромный фильм Эггерса сочетает в себе множество кинематографических традиций: от немецкого экспрессионизма до фильмов Ингмара Бергмана, Андрея Тарковского и Беллы Тарра. С режиссёрами модернистских хорроров: Фрицем Лангом, Робертом Вине и Фридрихом Мурнау «Маяк» роднит динамичная игра со светотенью.

Кадр из фильма​ «М убийца» Фрица Ланга

Эггерс создаёт сомнамбулическую атмосферу кошмара, пользуясь находками режиссёров 1920-х годов: острые углы, парадоксальные изгибы в окружающем пространстве, общая отстранённость и иррациональность мира, в который погружены герои.

Эггерс иронично подмигивает некоторым фильмам из жанрового канона. Например, в работе режиссёра можно встретить цитаты к «Сиянию» Кубрика – дед, воплощённая фигура патриархальной власти, гонится за молодым помощником с топором в руках. Аналогичные события происходили, когда Джек Торранс гнался за членами своего семейства в клаустрофобическом пространстве отеля (и там тоже поднимается вопрос об алкоголизме и его ужасных последствиях).

Вспышки эпизодов с безумным спазматическим насилием напоминают «Психо» Альфреда Хичкока. «Маяк» дотошно воспроизводит его темпоритм, вплоть до музыкальных аранжировок на манер струнных Бернарда Херманна.

Ахроматический рисунок, старинные объективы, квадратный экран 1,19:1– главный формат золотой поры кинематографа (сегодня одним из популярнейших форматов является 2,35:1) подчёркивает стремление авторов состарить картину, создать у зрителя ощущение, будто они увидели фильм прямиком из 1930-х годов.

«Маяк» снимали в южной части новой Шотландии и на съёмочной площадке создавались все условия, чтобы передать натурализм картины. Использовались естественные источники света, строители возводили 21-метровую конструкцию башни, а декораторы состаривали интерьеры и экстерьеры домика на побережье.

Фотография с острова, на котором производилось строительство декораций и съёмки фильма​ Фото IMDb

Съёмочная группа была вынуждена бороться со стихиями. Суровый ветер, холодная прибрежная вода, экстремальные погодные условия – производственные моменты лишь подчеркнули естество фильма и его натуралистичную эстетику.

Эстетика «Маяка» – это эстетика готических хорроров прошлого столетия, которую Эггерс бережно воспроизвёл. Он использует жанровые и стилистические традиции, но делает это, оставаясь в игровом пространстве постмодернизма. «Маяк» – открытое произведение для толкований и бесконечного петляния по гиперссылкам всей западной культуры.

Режиссёр свободно обращается с различными тёмными и иррациональными образами, собирая их в единый калейдоскоп событий: внутри кадра сосуществуют и эстетика лавкрафтианских тентаклей, и старые морские легенды, и эпизодическая стилизация под хорроры о маньяках-психопатах.

Иррациональность и «мужская» оптика

«Маяк» входит в пантеон фильмов, препарирующих природу мужского восприятия. Столкновение Томаса Уэйка и Эфраима Уинслоу – это про соблазны и про ослепляющую жажду обладания. Генеральный мотив считывается не только через основной конфликт, но и через разбросанные, казалось бы, незначительные детали.

Вставки режиссёра – например, в сцене с мастурбацией одного из героев, подчёркивает сложную динамику отношений новичка как с окружающим миром, так и с самим собой. Неудовлетворённый юноша становится жертвой собственных желаний и фантазмов, постепенно теряя самоконтроль.

Подобный конфликт свойственен фильмам Альфреда Хичкока и Андрея Жулавского, чьё влияние на «Маяк» заметно. «Головокружение» рассказывает историю о детективе, который влюбился в загадочную незнакомку. Герой попадает в пограничное состояние между сном и явью, испытывая нездоровый интерес к персоне. Хичкок выражает этот интерес посредством мужской оптики, обнажая силу визуального восприятия – слабого места любого мужчины. Немаловажно, что центральными образами «Головокружения» являются спиралевидные объекты и конструкции.

Эггерс использует хичкоковские мотивы, также повествуя о слабостях мужской природы и об иррациональной природе мужских желаний. Спирали в фильме тоже имеются – достаточно вспомнить лестницу, находящуюся в здании маяка.

Чайки в сценах «Маяка» также недвусмысленно намекают на другой фильм Хичкока – «Птицы», где безобидные пернатые – воробьи, чайки и вороны сеют зло, нападая на благополучный городок.

Кадр из фильма ​«Птицы» Альфреда Хичкока

Стилистические сходства наблюдаются с «Одержимой» Жулавского. Безумный и лихорадочный хоррор польского режиссёра – о мужских страхах и желаниях, а также о том, как эти страхи и желания объективируются в реальном мире. Сексуальные перверсии, иррациональный мир фантазмов, а также жуткие телесные метаморфозы – то, из чего состоит хоррор Жулавского.

«Маяк» дополняет этот дискурс, обнажая оптику «мужского»: герои испытывают телесную и эротическую привязанность к маяку. Их базовые страхи объективируются в конкретных персонифицированных образах, а попытка самоутвердиться в роли властных мужчин приводит к безумию.

В одном из интервью, режиссёр метко описал собственный фильм и отношения персонажей друг с другом: «Ничего хорошего не происходит, когда двое мужчин находятся наедине в гигантском фаллосе».

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

#кино #хоррор #литература #мнения #лонгриды #лигаавторов

{ "author_name": "Ullysses Ullysses", "author_type": "self", "tags": ["\u0445\u043e\u0440\u0440\u043e\u0440","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043b\u043e\u043d\u0433\u0440\u0438\u0434\u044b","\u043b\u0438\u0442\u0435\u0440\u0430\u0442\u0443\u0440\u0430","\u043b\u0438\u0433\u0430\u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u043e\u0432","\u043a\u0438\u043d\u043e"], "comments": 44, "likes": 71, "favorites": 129, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tv", "id": 138123, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Mon, 27 Jan 2020 12:17:16 +0300", "is_special": false }
0
44 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Ограниченный пёс_анон

17

Уже по заголовку понял, что очередной высер лиги дегенератов.

Одноглазая чайка (как и одноглазый кот в новелле По) снуёт перед носом помощника (Эдварда Паттинсона)

Роберт, Эдвард - кто их нерусей разберёт.

 Дискомфортная атмосфера «Ведьмы» отражает аскетичный дух пуритан

Великолепный перл, на статус поставлю.

Ответить
1

Привет! Ты как всегда молод и хорош собой. Спасибо за правку

Ответить

Автономный ключ

Roman
2

Всё ещё есть Эдвард в статье.

Ответить
7

Рано Эдварда списывать со счетов, а Роберт похоже уже не тот

Ответить
2

Немного Эдварда есть в каждом

Ответить

Греческий хот-дог

Ограниченный
–1

Эдварда Паттинсона

Это тонкий прикол для киноснобов, ты просто не понял.

Ответить
13

Первый раз вижу столь глубокий разбор на иностранный ремейк нашего "Зеленого слоника".

Ответить
2

Блин. Так увлекательно следить за минусами и плюсами.

Ответить
0

Неизбежна ассоциация с главным поэтическом образом в литературе По – образом ворона. В известном стихотворении ворон – это запоздалый гость, который прилетает в комнату к скучающему рассказчику. Подавленный смертью возлюбленной, рассказчик расспрашивает птицу о воссоединении с ней на небесах, на что птица даёт однозначное и ёмкое слово – «никогда» (nevermore).

Готов поспорить, что автор этих строк работает училкой литературы в школе ебать. Статья местами просто пиздец, если честно) Вроде бы два алкаша в маяке ебут осьминогов, бухают и сходят с ума, а оно во как оказывается сколько ОТСЫЛОК)

Не, я понимаю, концепция мономифа конечно вещь популярная в последнее время, и в её разрезе можно накопать ПОДСОЗНАТЕЛЬНЫЕ отсылки в этом фильме чуть ли не к каждому популярному произведению, но зачем это делать (если ты не училка литературы конечно и не хочешь повыёбываться перед школьниками)? А при желании образ Прометея можно действительно хоть в Епифанцеве из Зелёного Слоника увидеть. 

Хотя, ничего удивительного. Артхаусный фильм выполнил своё артхаусное предназначения - все сразу бросились искать подтексты и отсылки к мифологии, это же искусство, ну не может же это быть просто содомия ради содомии.

Вообще не имею ничего против разборов фильмов и поисков отсылок, но в пределах разумного. Очевидно, что и в этом фильме они есть, но вряд ли к ПРОМЕТЕЮ БЛЯ. А большая дань уважения Лавкрафту это че? Один выебанный осьминог и притянутое за уши предположение, что остров мог быть пристанищем для лавкрафтовских чудовищ, о чём бы никто даже не догадался, если бы режиссёр сам этого не заявил? Не слишком-то большая дань уважения, как по мне.

Ответить
7

К Прометею там не просто отсылка, там чуть ли не весь сюжет цитирует этот миф, а последний кадр так вообще прямая иллюстрация.

Там действительно много пустоватых отсылок ради отсылок, не подкреплённых идеями, но некоторые вещи буквально на поверхности.

Ответить
0

Ну ладно, возможно. Но всё равно мне эти отсылки кажутся туповатыми и как будто придуманными в последний момент. Типа "о, у нас тут главный герой как будто заточён вдали от цивилизации и он мучается и над ним издевается бородатый дед, и не пускает к огню, что-то напоминает Прометея, срочно надо добавить в конце птиц, клюющих его внутренности, ну типа будет как с Прометей".

Кстати знаете какие ещё птицы едят падаль? Вороны! Ну точно отсылка к Эдгару По!
 
Но что ж, наверное, художник так видит. 
Вообще, фильм любопытный и мне понравилась поставленная под сомнение реальность происходящего, когда Дефо начинает заливать, мол откуда Паттинсон знает что безумен Дефо, а не он, и что вообще всё окружающее действительно существует. И визуальный стиль тоже понравился. Но я ожидал чуть меньше артхауса и дурацких отсылок, и чуть больше сюжета. Когда читал описание перед просмотром, там было о том, что дед не пускает юношу наверх к свету и что-то скрывает от него. Поэтому я про маяк ожидал больше того высера, что показали в конце. Ну а как же, ведь ещё нужно было время объяснить почему герой - как Прометей, бля!
Я не против даже таких фильмов, которым вышел этот, просто мои субъективные ожидания были другими, и кажется что эту историю можно было сделать гораздо интереснее.

Ответить
2

А мне кажутся туповатыми не отсылки, а авторы таких комментариев.

Ответить
0

держи в курсе

Ответить
5

Почему такие статьи всегда похожи на курсовую по литре, даже названия подобающие. 

Ответить

Прикладной Никита

Johnny
1

Потому что ЛИГА  АФФТАРАФ

Студент-хумонеторей изучил свою хумонетаристеку на тройку, работы не нашёл и полез в интернет копирайтить за кусок чёрствого хлеба.

А куда ему ещё? Руками делать ничего не умеет, в цифрах и кодинге хотя бы на уровне бугагалтера не разбирается, вот и приходится замусоривать мировую сеть белым шумом.

Ответить
2

Один из лучших фильмов 2к19!

Ответить
3

При просмотре не покидало ощущение,что это ремейк зелёного слоника

Ответить
–13

Нахуя снимать чб?

Ответить
5

Чтобы выдержать нужную атмосферу

Ответить
–5

Можно ещё немое кино снимать, атмосферно пиздец.

Ответить
20

Можно

Ответить
2

Артист, из недавнего +/-

Ответить
–5

Тут такое, когда не хватает таланта снять нормальное кино, снимают ч/б или немое. Тоже самое что с фото, ч/б это сразу +100 к "охуенности" кадра (по мнению фотографа). Бог дал нам 10bit HDR, RED Epic и OLED экраны, а хипстеры снимают в ч/б. И ладно бы ещё это было со вкусом, как в "Sin City", но на такое нет ни бюджета, ни мастерства.

Ответить

Узкий шмель

IO
1

нахуя вообще снимать, когда сфотографировать можно и сценарий рядом приложить?

Че за хуиту ты несешь?

Ответить
2

везде Лавкрафт 

Ответить
–2

Марвел — тонны отсылок к комиксам

Говно для быдла
Маяк — тонны отсылок к мифологии

О, как это гениально!

Сам по себе фильм без тонны отсылок ничего из себя не представляет, он весь из них состоит, и поэтому как самостоятельное произведение ничего не стоит, разваливается под тонной никому нахер не нужных отсылок

Ответить

Церковный франт

1

Особый фильм, совершенно испорченный отечественным дубляжом.

Ответить
–2

ща бы смотреть такое кино в дубляже. в голос канеша.

Там персонажи разговаривают на ином английском того времени, что создает свою атмосферу. Смотреть это в переводе = смотреть зеленый слоник в дубляже = быть дауном

Ответить

Церковный франт

Узкий
0

Чел, я очень долго ждал этот фильм, что бы посмотреть именно на большом экране. К сожалению с сабами не показывали.

Ответить

Узкий шмель

Церковн…
0

sad story

Ответить
0

Ого, а его продублировали? Я смотрел версию с русскими субтитрами, и это была полная катастрофа

Ответить
0

Да, в Москве и Питере с дубляжом крутят 

Ответить
3

Искренне жаль зрителей

Ответить
2

Поэтому я смотрел дома с субтитрами :) 

Ответить
2

эээ, в Петербурге дофига сеансов с сабами, сам ходил

Ответить
0

ну не ДОФИГА, а есть несколько 

Ответить

Церковный франт

Roman
1

Да, продублировали, с сабами не показывают, перевели даже песни, просто ужасно.

Ответить
0

Кошмар

Ответить

Церковный франт

Roman
0

Очень уж хотелось на большом экране посмотреть. Всё таки очень атмосферно. Но придётся и в оригинале смотреть, всё равно, кажется, его нужно несколько раз увидеть.

Ответить
0

Посмотрел, наверно туп, ничего не понял

Ответить
0

Этот фильм был создан и показан исключительно для критиков и всякого рода обзорщиков.

Ответить
0

Отличный разбор фильма. Сам фильм тоже 10/10.

Но рекомендую посмотреть самому и составить своё мнение о фильме. Автор статьи явно нашёл больше того, что сам режиссёр закладывал в фильм.

Ответить
0

О чем кино? Там патисон порет русалку?

Ответить
Обсуждаемое
Интернет
Неравенство по Медузе
Это они просто перечисляют факты угнетения или всё же подразумевают какое-то решение?
Новости
Певица Манижа представит Россию на «Евровидении 2021»
Она выступит с песней «Русская женщина».
Новости
В Брюсселе ввели полицейские патрули в штатском для борьбы с домогательствами
В первую очередь «отловом» подозреваемых начнут заниматься на остановках общественного транспорта.
Популярное за три дня
Животные
Новости
Военкомат Ленобласти поздравил девушек с 8 марта, предложив отмечать бывших, чтобы их «встретили на призывных пунктах»
Ведь «настоящий мужчина должен иметь военный билет».
Наука
Ровер Perseverance совершил первую тестовую поездку по поверхности Марса
«Не думаю, что мы когда-либо так радовалась следам колёс».

Комментарии

null