{"id":1015,"title":"\u0410\u043b\u044c\u0431\u043e\u043c \u043e \u043b\u044e\u0431\u0432\u0438 \u0432\u043e \u0432\u0440\u0435\u043c\u044f \u0432\u043e\u0439\u043d\u044b \u0431\u0435\u0437 \u0435\u0434\u0438\u043d\u043e\u0433\u043e \u0441\u043b\u043e\u0432\u0430 ","url":"\/redirect?component=advertising&id=1015&url=https:\/\/tjournal.ru\/umg\/472440-poslushat-novoe-oulavyur-arnalds-i-strunnyy-kvartet&placeBit=1&hash=2f79f2d1dce5a3269d2e27f43f5810c5215f9449ef7975dca45f4a27e2574b04","isPaidAndBannersEnabled":false}
Кино и сериалы
Ullysses Ullysses

Новый «Крик»: каким получился пятый фильм культовой серии слэшеров, ставшей прародителем метакинематографа

На экраны вышла очередная картина об убийце в маске призрака – а мы вспоминаем, за что полюбили детище Уэса Крэйвена, и делимся впечатлениями о новой картине.

Кадр из фильма «Крик»

«Какой твой любимый фильм ужасов?» — с этой легендарной фразы начался не только «Крик», но и современная история хоррора. Уэс Крэйвен – мастер ужасов, когда-то построивший сновидческий мир «Кошмара на улице Вязов», а вместе с ним – и множество жанровых штампов, может считаться отцом метакинематографа. Он превратил «Крик» в навигацию по жанру, где хорроры впервые стали осмыслять собственную реальность.

На протяжении франшизы Крэйвен ставил вопросы: что ужасы могут сказать сами о себе? Каковы их взаимоотношения с реальностью? Как правила дешёвых ужастиков, до осточертения надоевшие зрителям, могут превратиться в часть киноязыка? «Крик» – серия фильмов с устойчивой фабулой (убийца и круг подозреваемых), иронично отвечала на них, будучи таким же программным явлением постмодернизма, как и «Криминальное чтиво».

Амплуа «королевы крика», наличие «последней девушки», обязательное возвращение убийцы, а также роковые действия подростков – всё это саморефлексивно исследовалось во франшизе, которая также высмеивала саму голливудскую логику кинопроизводства. Сиквелы, триквелы, ремейки – каждая новая серия ставила в центр тот или иной культурный феномен – а теперь настало время для пятой части.

Новый «Крик» вышел в прокат 13 января, его снимали без участия Крейвена, умершего в 2015 году. TJ подробно рассказывает о франшизе и делится впечатлением от её пятой части.

Следуй правилам: навигатор по ужасам

Когда первый «Крик» вышел на экраны в 1996 году, зрители и критики почувствовали, что перед ними – не очередной жанровый фильм. Слэшер Крэйвена не просто рассказывал о бойне, устроенной маньяком в городке Вудсборо – на глазах у зрителей ломали границы, а жанровые схемы перерабатывали в новую форму. «Крик» включался в ряд «типичных» подростковых хорроров, но в то же время держал с ними ироническую дистанцию.

Кадр из фильма «Крик»

Уже в первые полчаса лента Крэйвена озвучивает весь киноглоссарий слэшеров. Монстры и маньяки перво-наперво убивают тех, кто занимается сексом. Девственницам даровано спасение. Жертва всегда оступится и совершит глупость: побежит от маньяка не во двор, а вверх по лестнице. Или ещё хуже – спустится в подвал с репликой «я скоро вернусь». Обычно они не возвращаются.

Образ убийцы обязательно собран из тряпья: лезвие, балахон и белая маска с распродажи. Что касается главной героини (Сидни Прескотт в исполнении Нив Кэмпбелл) – действия маньяка так или иначе окажутся связаны с её страшным прошлым. А полиция, согласно сюжетным штампам, бессильна и не может найти психа под маской. Им может оказаться кто угодно: уж тем более – бойфренд, который залезает в девичье окно.

«Крик» совершал главный сценарный кульбит – его герои, живущие в мире «тупого ужастика», были прекрасно оповещены об этих правилах. Они учитывали ошибки жертв из «Хэллоуина» Джона Карпентера, а также разбирались в мотивации таких злодеев, как Норман Бэйтс и Ганнибал Лектер.

Фильм Крэйвена уверенно использовал клише, но в то же время – беззастенчиво подрывал их, работая на хитром поле драматургии – между подтверждением ожиданий и их разрушением.

Подросток Рэнди – важный персонаж в хоррор-сериале Крэйвена, создающий метатекстуальное напряжение в сюжете. Он работает в видеопрокате и знает, по каким законам скроен любой ужастик, о чём неоднократно говорит c друзьями из школы. С появлением Рэнди «Крик» превращался в фильм о других фильмах.

Стратегия Крэйвена оказалась безжалостна: он делал жертв куда более умными, чем их кинопредшественников из 80-х; тех девушек и парней убивали быстро и зачастую по их же глупости – стоило им ночью, как подросткам из «Пятницы 13», отлучиться в кусты. Но теперь эволюционировали и сами убийцы – маньяка, который устраивает для жертвы киновикторину, оказывается не так-то просто одурачить старыми уловками.

Постмодернистский коллаж из жанровых ходов и штампов сцена за сценой превращал «Крик» в пародию. В полицейском расследовании обыгрывали трюки с ложными подозреваемыми. Ими, по иронии, оказывались чуть ли не все персонажи: от Билли – парня главной героини, которого задерживает полиция, до директора школы и даже помощника шерифа Дьюи в исполнении Дэвида Аркетта (на это намекают определённые сцены).

Кадр из фильма «Крик»

В «Криках» детективная интрига – не только часть сюжета, но и способ иронического диалога со зрителем и его ожиданиями. Франшиза Крэйвена существует в живом контакте с эмоцией наблюдателя – эта реакция учтена на уровне замысла и вписана в структуру повествования, где сюжет постоянно меняет стрелки, виляет, всегда оказываясь на шаг впереди зрителя.

Большинство замечательных ходов «Крика» не состоялось бы, займи режиссёрский пост другой постановщик. Такой риск присутствовал – изначально Крэйвен отказывался от ленты, но руководство Miramax и Dimension Films смогло привлечь режиссёра. Не без помощи Дрю Бэрримор – именно её участие в «Крике» оказало решающее воздействие на Крэйвена.

Между «Криком» и «Кошмаром на улице Вязов» есть пересечения – автор сознательно использует их для деконструкции жанра. Так в хорроре о Фредди Крюгере был и миловидный Глен в исполнении Джонни Деппа – парень главной героини, и заносчивый «плохиш» Род, подозреваемый в убийстве своей девушки. В «Крике» в персонаже Билли Луиса вполне сознательно смешали эти образы.

Диалоги в «Крике» не менее ироничны. Например, героиня Дрю Бэрримор говорит по телефону, что все части «Кошмара на улице Вязов» кроме первой – отстой. Так Крэйвен (автор первого и седьмого «Кошмаров») устами своего персонажа высказывается о несостоятельности франшизы после его ухода.

Многие жанровые тропы обыграны Крэйвеном с оглядкой на собственные хорроры. Он знает, как работает формула слэшера, поскольку сам же её частично и придумал.

Для Крэйвена метатекстуальные игры были далеко не в новинку – режиссёр ломал границы собственной вселенной ещё в «Новом кошмаре» – седьмом фильме о маньяке Фредди Крюгере. Там актёры известной франшизы, игравшие самих себя, втягивались в мистическое переплетение реальностей – Фредди предстал в образе злого духа, который проникал в реальный мир и открывал охоту на актёров фильма.

«Кошмар на улице Вязов»: как детский страх породил культового злодея и одну из главных хоррор-франшиз в истории кино

История Фредди Крюгера к выходу в российский прокат самого первого фильма серии.

 Кадр из фильма «Кошмар на улице Вязов»

Неудивительно, что «Крики», состоящие из отсылок и отношений с реальностями, почти целиком вырастают из «Нового кошмара». Игровой характер фильма во многом представлял собой реакцию на атрофию жанра, кризис сюжетов и низкий спрос зрителей (90-е годы оказались действительно худшим десятилетием для хорроров).

К началу 1990-х критическая и финансовая популярность хорроров пошла на убыль – не помогло и то, что аудитория столкнулась с перенасыщением сиквелами.

Эдриэнн Тайлер
из статьи Screenrant

Вместо обещанного ухода из бизнеса, Крэйвен поступил иначе, предпочтя реанимировать ужасы. Нужны были решительные действия – метаироничная дистанция и рефлексия над всем жанровым вокабуляром стала лучшим решением.

Хоррор в разрезе действительности

Реальность и вымысел – главные величины в постмодернистском слэшере Крэйвена. Нисколько не стесняясь, «Крики» продолжали дискуссию, открытую психологами и политиками – о влиянии фильмов ужаса на поведение человека. Неспроста маньяки во всех частях – фанатики жанра, затёршие до дыр старые ужастики и пытающиеся обыграть свои преступления по киношным схемам.

«Только не в моём фильме» Кадр из фильма «Крик»

Крэйвен не без удовольствия язвит над консервативными идеологами, вменившими ужасам в вину развращение и ожесточение молодёжи. C одной стороны, опровергая их высказывания («фильмы не создают психов — они делают их более изобретательными!» – разражается один из маньяков в первом «Крике»), с другой стороны, иронически выстраивая на этом допущении целую фарсовую киновселенную – в ней ужастики конструируют реальность и питают общество.

Проблема тиражирования образов маньяков – одна из главных мишеней второго «Крика». В дело вступают голливудские мощности (по сюжету выходит фильм на основе произошедшей в Вудсборо бойни), а также СМИ и писатели, создающие магнетический ореол серийного убийцы. Всё это чревато последствиями для героев, пытающихся похоронить воспоминания о трагедии.

Кадр из фильма «Крик 2»

Урок сиквела «Крика» – размышление о притягательности продолжений. На сенсационном успехе события не упустят момента нажиться как киноделы, так и журналисты. Репортёрша Гейл Уэзерс (Кортни Кокс) – персонаж, вызывающий постоянные нарекания с моральной точки зрения, создаёт образ «журналиста-гиены» – её сенсации кормятся чужой кровью и травмами.

Не менее важно, что «Крик 2» намеренно задействовал жанровые коды сиквелов в свою секвенцию: как и в любом продолжении, события протекают более сумбурно, крови становится больше, а смерти – внезапнее.

Продолжения «Криков» расширяли свои возможности в исследованиях поп-культуры. Одержимость общества новыми подробностями и историями, а также проблема печального состояния сиквелов – импульс, позволивший Крэйвену развернуть свой киносериал.

Третий «Крик» взялся закольцовывать события предыдущих частей. В личной истории Сидни, как подобает триквелам, таится ещё больше секретов, влекущих в мрачное прошлое – ответы приходится искать в особняке влиятельного продюсера. А высказывание Крэйвена приобретает характер злого изобличения – весь Голливуд, ставя на конвейер эпизоды чужих страданий, оказывается повинен в новой генерации убийств.

После авторских комментариев о природе сиквелов и триквелов, «Крик 4» – пожалуй, одна из самых вдумчивых и ироничных частей, вставила своё слово о культуре ремейков. Попытка новых убийц переписать события 1996 года и сделаться современными «Сидни Прескотт» получает заслуженный отпор.

«Лучше не трогать оригинал!» – говорит Сидни, пустив убийце электрический заряд в голову. Так Крэйвен отстоял неприкосновенность своего детища – его подлинно авторского произведения, у которого есть особая аура и чувство времени.

Кадр из фильма «Крик 4»

В пятый раз: перезахоронение жанра

«Есть ли жизнь после смерти?» – вопрос, обеспокоивший фанатов «Крика» вместе с появлением новостей о съёмках нового фильма франшизы. Пятая часть вышла после кончины Уэса Крэйвена – классика, у которого были особые полномочия на комментирование жанра. Постановщики нового «Крика» Мэттью Беттинелли и Тайлер Джиллетт, конечно, таким багажом не обладают, однако и им есть чем похвастаться – они сняли сравнительно удачный «Я иду искать», который не менее издевательски препарировал жанр.

Новый «Крик» скроен по уже знакомой формуле: это перезапуск и продолжение одновременно – «легаси сиквел», компромиссное решение, к которому в последние лет десять прибегает чуть ли не каждая некогда популярная франшиза. Вспомнить можно многое – от «Терминатора» и «Звёздных войн» до совсем недавних «Хэллоуина» и «Матрицы».

Очередная резня в Вудсборо и псих в белой маске – кровавые события объединяют новое и старое поколение, снова вышедшее на тропу войны с маньяком.

Кадр из фильма «Крик»

Что ощутимо изменилось с четвёртого «Крика»? Сидни и её друзья, очевидно, прибавили в морщинах и седине, а сам маньяк стал ещё более свирепым и изобретательным. И главное – за спиной у «Крика» появилась плеяда не менее умных и ироничных хорроров, чья слава взволновала даже детище Крэйвена.

Находчивые авторы «Бабадука», «Реинкарнации» и «Ведьмы» заставили понервничать многих миллениалов, для которых ужасы были про ножи и женщин-жертв. Конфликт поколений, коллизия оригинала и копий, а также недовольство современной хоррор-культурой – из этого раздражения вырастает сюжет пятого «Крика».

Приставка «мета», которая в сегодняшнем кино приобрела характер эпидемии, уже в принципе не удивляет. «Крик» настолько обилен в самоцитировании, жонглировании ссылками, так живо проникнут фанатским дискурсом, что к середине начинает заговариваться. Да, франшиза была чуть ли не первой «мета», но сегодня уже не одинока в своём новаторстве.

Все давно уяснили: жанр слэшера мёртв, но авторы «Крика» слишком упоённо эксгумируют его тело – тем печальнее для фильма, что никаких новых фактов в ходе раскопок не обнаружилось.

По большей части, это повторное изобретение велосипеда: классические реплики убийц, что сегодня сиквелы уже не вставляют, обожествление своего отца-основателя (на вечеринке поднимают стаканы в честь Уэса – сами знаем какого), плюс обыгрывание знакомых тропов – новый «Крик» к третьему акту путается в своих же ногах.

И в то же время, пятый «Крик» – местами более кровавый, чем его предшественники, а временами – ещё более смешной, описывает новую парадигму в кинематографе: теперь всем подчистую верховодят фанаты (недавние премьеры «Матрицы» и «Человека-паука» оказались здесь идеальным подспорьем). Если этой картине и суждено было выйти, сейчас – самое подходящее для этого время.

Фильмы, созданные исступлёнными поклонниками ради просмотра такими же – это движение вдоль замкнутой цепи производства и воспроизводства, которое питает сегодняшнюю кинокультуру. В лучшую или в худшую сторону – пока ещё открытый вопрос. И очень, на самом деле, субъективный.

Кадр из фильма «Крик»

Именно этот факт заставил множество людей возненавидеть новую «Матрицу» – вероятно, подобную эмоцию вызовет и пятый «Крик». Это франшиза, которая перестала быть энциклопедией умирающего жанра – теперь она превратилась в рекурсию, в автобиографический комментарий к себе самой.

Когда Крэйвен высказался четвёртым фильмом, слэшер мог окончательно складывать свои полномочия – на высокой и гордой ноте (оригинал всегда побеждает ремейк). В новом «Крике» Беттинелли и Джиллетт будто бы забыли, что фильмы об убийцах в масках уже давно превратились если не в труп, то в унылый междусобойчик. Фильм с малой вероятностью устроит новый переворот в жанре, а постмодернистский трёп нового «Крика» так и останется сотрясением воздуха – и «Бабадук», право слово, действительно лучше.

(function(d, ver) { let league = d.createElement('script'); let lottie = d.createElement('script'); let csp = d.currentScript.parentNode lottie.src = 'https://cdnjs.cloudflare.com/ajax/libs/bodymovin/5.8.1/lottie.min.js'; csp.appendChild(lottie) league.src = 'https://a1d3fec-a.akamaihd.net/LeagueOfAuthors/script.js?' + ver csp.appendChild(league) })(document, window.__specials_version);
0
31 комментарий
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
Советский глобус

в памяти у меня больше отложился "Ну очень страшное кино"

Ответить
45
Развернуть ветку
Советский глобус

Там просто "Очень страшное кино" и у меня он в памяти тоже больше. Хотя особого смысла пародировать крик не было, потому что крик сам высмеивал жанр слэшеров. Но оч страшное кино шикарным вышло

Ответить
25
Развернуть ветку
Советский глобус

Хмм, или это на ТНТ так издевались над названием , так как по телику его видел

Ответить
0
Развернуть ветку
Советский глобус

А, это была пародия на пародию. На пародию. И тоже на пародию. Ебать рекурсия

Ответить
12
Развернуть ветку
Damir ReDevil

И че норм? Стоит того?

Ответить
0
Развернуть ветку
Мистер Андерсон

3.5 канешн стоит

Ответить
5
Развернуть ветку
Damir ReDevil

😂😂🤦‍♂️ чо эт я))

Ответить
0
Развернуть ветку
Damir ReDevil

То есть тебе больше запомнилось дерьмище с рейтингом "плинтус" чем ориджинал пародия и сам первый "Крик"?

Ответить
0
Развернуть ветку
Советский глобус

нет мне запомнилась пародия, которая топ. сказал же, ошибся

Ответить
1
Развернуть ветку
Damir ReDevil

Я кассету до дыр смотрел наверно. Снимали же раньше крутое кино! А сейчас дерьмище, что матрица, что челопук (на середине вышел). Из последнего только Джокер, но и он уже по меркам кино какое то далекое прошлое

Ответить
0
Развернуть ветку
Арсений Медведев

Никогда не понимал, как можно осознанно купить билет и осознанно уйти с середины ленты. Никогда так не делал.
А про заснуть на фильме в кинотеатре, до сих пор смешно.

Ответить
1
Развернуть ветку
Ольга Щербинина

потому что его по ящику постоянно крутили

Ответить
1
Развернуть ветку
ildar shagidullin
Ответить
13
Развернуть ветку
Советский глобус

Ознакомился с квадрологией «Крика» относительно недавно и словил от неё неожиданный кайф. Вся эта метаирония, отсылки к каноничным слэшерам, рассуждения о производстве фильмов и, конечно, тонкие и не очень пасхалочки (школьный уборщик в свитере Фредди, подкол не-Крейвеновских «Кошмаров», и т. д.) дико зашли.

Ответить
9
Развернуть ветку
k-trif

Три фильма точно смотрел, но не четвёртую.
Надо бы пересмотреть всё части по порядку.

Ответить
3
Развернуть ветку
Damir ReDevil

Недавно 😐

Ответить
0
Развернуть ветку
FOX

Нив Кэмпбелл - моя юношеская любовь.

Ответить
6
Развернуть ветку
Damir ReDevil

Крутейший текст! По ощущениям как киноэссе от Кинопоиска, только чтиво

Ответить
5
Развернуть ветку
k-trif

Вот кстати, да.
Отличный разбор серии фильмов.
Преступно мало плюсов для такого качества статьи.

Ответить
3
Развернуть ветку
Это не шутки

Крейвен то, Крейвен сё, а как же автор сценария? Исходя из текста, как-то непонятно в курсе ли @Ullysses Ullysses что придумал эту историю не Уэс Крейвен, а Кевин Уильямсон. И сценарий первого фильма франшизы, который он продал Мирамаксу, уже содержал черновики для второго и третьего фильма. Назывался он кстати не Scream, а Scary Movie, что тоже является пост-мета-иронией. Отличное название, и хорошо, что оно не пропало, а досталось другой серии пародийных фильмов.
«Крики», состоящие из отсылок и отношений с реальностями, почти целиком вырастают из «Нового кошмара».
Это из разряда желаний автора текста, но не фактов. Уильямсон как автор вдохновлялся другими вещами. Тем не менее они с Крейвеном сработались, и Уильямсон был рад, что именно Крейвен согласился снять фильм по его сценарию, потому что другие режиссеры видели в сценарии скорее комедию, чем фильм ужасов. Можно сказать, что в рамках франшизы у них сложился удачный тандем, все четыре фильма Кевин был автором сценария, а Уэс режиссером. Правда, в третьем фильме финал пришлось переписывать другому сценаристу, Уильямсон был занят на другом проекте и не успевал. Поэтому фраза из четвертого фильма «Лучше не трогать оригинал!» это наверно все-таки личное высказывание Уильямсона.
@Ullysses Ullysses похоже ярый фанат Крейвена, но игнорирование истинного автора франшизы говорит о том, что он false geek. И потому должен быть наказан убийством в первой сцене следующего фильма.

Ответить
2
Развернуть ветку
Alexander A. Zhuravkov

А вот мне показалось, что автор готовился к статье по чужим материалам, а не является поклонником Крейвена, за счёт хорошей подачи создаётся впечатление глубоких знаний. Но я вполне могу ошибаться.

Ответить
1
Развернуть ветку
Это не шутки

Вполне возможно, но уж больно навязчивое восхваление Уэса Крейвена в статье. Это ж-ж-ж неспроста.

Ответить
1
Развернуть ветку
Евгений Важинский

Метачего?

Ответить
2
Развернуть ветку
Damir ReDevil

Маладеж

Ответить
0
Развернуть ветку
Andrew Gladkov

Фильм балдежный. Мб пойду второй раз

Ответить
1
Развернуть ветку
Aleksei Poimtsev
Ответить
1
Развернуть ветку
Ёршик Золотой

Я не понял, смотреть то стоит?

Ответить
0
Развернуть ветку
Советский глобус

Да посмотри, норм кинцо

Ответить
0
Развернуть ветку
Ольга Щербинина

я надеялась, что в новом фильме будет более злая ирония, но в целом вполне ок

Ответить
0
Развернуть ветку
Ze Katze

Спасибо за пуш

Ответить
0
Развернуть ветку
Alexander A. Zhuravkov

Хорошая статья, жаль портит ее множественная клишированная «мета» и «постмодернизм»

Ответить
0
Развернуть ветку
Читать все 31 комментарий
null